АвторСообщение





Сообщение: 44
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.05.19 16:59. Заголовок: Преданья старины глубокой


Название:"Преданья старины глубокой."
Персонажи:Александра Никонова,Алекс Рикстель, Николай Асмолов,Алена Васильева
Пейринг:Алесандра Никонова\Алекс Рикстель.Николай Асмолов\Алена Васильева
Рейтинг:PG-13
Жанр:Детектив
Время:XIX и XXI века
Бета:Уралочка
Описание:В небольшом музее произошло убийство директора, увлекшегося поисками таинственного клада. Молодая сотрудница музея начинает свое расследование убийства, которое приводит ее к очень интересному экскурсу в прошлое.Действие сюжета разворачивается в XIX и XXI веках.

«Страница истории стоит целого тома логики.» (О. Холмс) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 8 [только новые]







Сообщение: 45
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.05.19 16:59. Заголовок: Серая пелена зимнего..


Серая пелена зимнего дня за окном постепенно темнела, приобретая вечерние, сине-фиолетовые оттенки и пряча очертания домов ближайшей деревни. Вот и этот день прошел, как и многие другие. Я вздохнула и отошла от окна, вернувшись на свое место за столом. Казалось , что прошла вечность с тех пор , когда будучи молоденькой выпускницей исторического факультета я пришла на работу в этот музей- усадьбу в качестве научного сотрудника. Была уверена ненадолго, но красота родных мест, тишина и покой старого барского поместья, действуют на меня так умиротворяюще, что я давно забыла обещание, данное родителям-перебраться к ним в город, как только закончу собирать материал для кандидатской диссертации. Материала за эти пять лет мною собрано более чем достаточно, научный руководитель обещает мне после защиты-преподавательскую должность, родители ждут когда же дочь вернется к ним, а я все так и живу здесь, в доме, доставшимся мне от бабушки, работаю в этом небольшом музее , и самое интересное, ни о чем не жалею. Ну, нравится мне здесь! Нравится все:и тишина, и размеренность жизни, и человеческое тепло , которое присуще местным жителям. Нравится моя работа, хотя многие сочли бы ее монотонной и скучной. Казалось бы , что веселого можно найти в проведении ежедневных экскурсий , да в разборке пыльных раритетов, а мне нравится!
- Сашенька- уже не раз говорила мне мама- нельзя так привязываться к месту и людям. Ты же так не сможешь реализовать себя, сделать карьеру. Каждое место надо рассматривать, как очередную ступень к вершине и расставаться с ним без сожаления .
Может, действительно, надо, но я так не могу. Поэтому живу себе в глубинке, наслаждаюсь покоем , вполне счастлива настоящим и мало задумываюсь о будущем, просто надеюсь, что все сложится само собой и мне не придется особо менять свою жизнь.
Единственное дело, которое я все-таки завершу, это кандидатская-больно много интересного материала скопилось у меня за эти годы, просто грех оставлять эти находки в папке и никому не нужными, тем более, что на защите настаивает и директор музея, именно он оказывал мне самую большую помощь в сборе материалов и источников для научной работы.
Он, вообще, очень интересный человек. Отличный историк, выпускник одного из престижных столичных ВУЗов, Сергей Павлович , как и я , душой прикипел к этому краю и всю свою жизнь посвятил изучению истории здешних мест и музея- усадьбы, в который его направили работать еще в советские времена, по распределению. Ему не раз представлялась возможность, уехать, получить более престижную работу, но он всю свою жизнь посвятил этому музею, прилагая неимоверные усилия для его сохранения и процветания, а в последнее время увлекся поисками легендарных сокровищ бывших хозяев усадьбы. Все дело в том, что сбежавшие во время революции за границу хозяева поместья спрятали, якобы здесь, все свои ценности и с тех пор , время от времени появляются любители быстрого обогащения, стремящиеся перекопать всю территорию прилегающую к музею , но так ничего и не находящие.
Странно, конечно, что такой человек, как Сергей Павлович, поддался всеобщей хворобе, но осуждать его за это я не собираюсь, в конце концов каждый хочет найти свое Эльдорадо, и не стоит над этим смеяться.
Темнота за окном еще больше сгустилась, часы на стене показывали начало седьмого, еще немного и можно будет отправляться домой к привычным делам, заботам, уютно горящей печке и старенькому креслу –качалке перед телевизором, а пока еще можно успеть попить чаю , ведь работы на сегодня уже не осталось.
Не вставая со стула я протянула руку, чтобы включить чайник и случайно сбросила со стола степлер, с грохотом упавший на пол. Ругая себя за неловкость, я подняла железяку , с размаху швырнула в ящик стола , и захлопнула его. На секунду мне показалось- в ящике что-то хрустнуло, но я, не обратив на это внимания, принялась ставить на стол, чашку, сахарницу и вазочку с любимым печеньем. Время релакса за чашкой чая пролетело незаметно, стрелки часов передвинулись еще на полчаса вперед, темнота за окном превратилась с ночной мрак, а мне пришла пора собираться домой. Наведя порядок на столе и еще раз проверив все ли в порядке , я заглянула в ящик , где лежало маленькое зеркальце, чтобы взглянуть на себя перед выходом и громко чертыхнулась. Степлер, брошенный мною в порыве злости, расколол зеркальце на несколько кусочков. Рассыпавшиеся по всему ящику они слепили глаза, отражая яркий электрический свет. Не знаю кто как , но я в отношении разбитых зеркал очень суеверный человек. Как только, не дай Бог , по моей вине разбивается зеркало, неприятности не заставляют себя долго ждать. Помрачневшая, что ни говори , а вечер испорчен , я осторожно, стараясь не порезаться о них, собрала осколки зеркала, завернула в бумагу и выбросила в мусорную корзину, вспоминая бабулю, которая учила меня, как надо поступать в подобной ситуации.
– Запомни- говорила она , никогда нельзя оставлять осколки зеркала в доме.Собери их и выброси в проточную воду со словами: « Вода ушла-беду унесла.» Авось Бог и милует. В другое время я бы так и поступила, но на улице зима, речка замерзла, да и тащиться к ней , на другой конец села , удовольствие еще то , в общем пусть будет как, будет сделанного уже не переделаешь.
Уже на выходе из здания мне вспомнилось, что я забыла уточнить с директором некоторые детали завтрашней экскурсии, проводимой вне графика. В таких случаях приходится менять время прибытия и пребывания экскурсантов в усадьбе , поэтому придется вернуться и все еще раз обговорить с Сергеем Павловичем. Отпустив ручку двери я развернулась и отправилась в направлении прямо противоположном выходу, то есть к кабинету директора. Кабинет находился в самой старой части здания , рядом с запасниками, и мне понадобилось около пяти минут , чтобы добраться до него. За дверью была привычная тишина: Сергей Павлович, видимо, работал. Впрочем он всегда занят либо архивными материалами , либо списками запасника, так что тишина в кабинете явление нормальное. Быстро, больше для приличия, постучав, открываю дверь кабинета и понимаю, что неприятности, обещанные мне разбитым зеркалом уже начались. Директор сидел в своем кресле как-то неестественно запрокинув назад голову и глядя вверх остекленевшими глазами. Первая мысль, постучавшаяся в мою голову, была о сердечном приступе, поэтому , вылетев в коридор я принялась кричать чтобы вызвали « Скорую», поскольку Сергею Павловичу плохо. Сбежавшиеся на мои вопли сотрудники сразу принялись за дело.Кто тыкал по кнопкам мобильников, кто побежал за валерьянкой и валидолом, а самые смелые отправились в кабинет. Вбежав туда вслед за ними я поняла –случилось непоправимое. Директор мертв и «Скорая» ему уже не поможет. Да и не она теперь была нужна, в глаза бросилось то , на что я не успела обратить внимание, когда первый раз вошла в кабинет. На шее покойного красовалась багрово-синяя полоса оставленная, судя по ширине, веревкой. Значит дело здесь не в сердечном приступе. Сергея Павловича задушили и вместе со «Скорой» придется вызывать и людей в погонах.

«Страница истории стоит целого тома логики.» (О. Холмс) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 46
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.05.19 16:23. Заголовок: Полиция и «Скорая» н..


Полиция и «Скорая» не заставили себя долго ждать , и мы , столпившись у двери кабинета , пока там работали оперативники и врачи, тихо переговаривались между собой, обсуждая, кому же мог насолить наш Палыч , что с ним так жестоко расправились? Настроение у всех было подавленное. Сергея Павловича любили за умение понимать людей и ладить с ними, поэтому его смерть произвела на нас эффект разорвавшейся бомбы. Ведь неизвестно , кто сменит его на этом посту и сменит ли вообще. Ведь директор тратил немало усилий на сохранение нашего музея: выбивал дотации , искал спонсоров, а без него усадьбу вообще могут закрыть, передав экспонаты в другие музеи.
Прошло , наверное , чуть больше часа , и вот мы печальными взглядами провожаем закрытое в специальный мешок тело Сергея Павловича, которое врачи понесли к выходу. И сразу же за нас принялись полицейские, вызывая каждого для допросов о произошедшем, и мне, как обнаружившей тело, пришлось отвечать на самое большое количество вопросов.
Следователь был молодой и неопытный, поэтому въедливый и дотошный. Его интересовала каждая мелочь: какими были отношения директора и работников, были ли у него с кем-нибудь конфликты в последнее время, не угрожал ли кто ему , какой работой он занимался, что изучал и так далее. К концу допроса у меня раскалывалась голова, ныли ноги, обутые в сапоги на высоком каблуке и едва дождавшись когда следователь , захлопнув папку, попрощавшись вышел, я вздохнула с облегчением. Конечно же чувство облегчения было вызвано свободой от назойливых вопросов, а на сердце по – прежнему было тягостно. Обведя взглядом кабинет, я мысленно спросила себя: «что же теперь с нами будет?» и уже собиралась выходить , как вдруг заметила клочок бумажки, валявшийся на полу возле стола. Нагнувшись , я подняла его , но ничего интересного не обнаружила. Просто набор букв и цифр , может быть номер экспоната или расчетного ордера, в общем , ничего интересного. Дверь кабинета открылась и на пороге появилась наша уборщица, тетя Валя, с ведром и шваброй в руках. Бросать бумажку при ней, даже в корзину с мусором, было как-то неудобно, и я, сунув этот обрывок в карман пальто, попрощавшись вышла.
Муторное чувство неопределенности и пустоты не прошло даже в привычном домашнем уюте. Вообще-то по натуре я домоседка, и для меня нет большей радости, как придя в дом с темной холодной улицы, устроиться поудобнее в кресле перед телевизором, с пледом на коленях и чашкой чая в руках. Но сегодня все было не так; ничего не радовало: ни кресло, ни плед, ни кошка мурлыкавшая на диване. Чувство страха все нарастало, казалось-это не последняя трагедия, которой суждено произойти в нашем музее-усадьбе. Окончательно обессилев от пережитой трагедии, я решила прибегнуть к средству, которое использую очень редко, а именно , к бокалу хорошего вина, хранившегося в холодильнике на всякий случай. Направляясь на кухню я , случайно, бросила взгляд на вешалку и вспомнила о клочке бумаги подобранном в кабинете директора. Не знаю, почему мне показалось, что запись на нем это не просто набор цифр и букв, была в них какая-то закономерность, только вот какая? Забыв о своем первоначальном намерении, я подошла к пальто, вытащила злополучную бумажку , вернулась обратно в гостиную и усевшись поудобнее принялась рассматривать запись. Цифры как цифры , и буквы как буквы, но что-то знакомое в них, очень знакомое , то ли номера экспонатов, то ли номера комнат в музее, в общем с этим еще предстоит разобраться и если разберусь , кто знает, возможно это поможет найти убийцу Сергея Павловича. Ах, разбитое зеркало, сколько еще несчастья ты принесешь?

«Страница истории стоит целого тома логики.» (О. Холмс) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 47
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.05.19 16:24. Заголовок: Ночь не принесла ожи..


Ночь не принесла ожидаемого спокойствия и отдыха. Во сне перед глазами мелькали то цифры, то чьи-то злобные физиономии, смешавшиеся в кошмарное видение, длившееся почти до самого утра, так и не давшее мне выспаться. Картина, представившаяся моим глазам в зеркале наутро, была довольно жалкой: припухшее лицо, мешки под глазами и потухший, словно золой присыпанный взгляд. В другое время я бы, конечно, приложила максимум усилий, чтобы привести себя в порядок, но сегодня не хотелось абсолютно ничего. Махнув рукой на все косметические хитрости и выпив чашку кофе, вопреки обыкновению, я отправилась на работу. По дороге меня несколько раз останавливали, новость уже «гуляла» по деревне и многим хотелось услышать подробности из первых уст. Еле отговорившись от навязчивых собеседников я, наконец, добралась до работы, где окунулась в атмосферу, подобную той, что царила сейчас в моей душе. Сотрудники ходили потерянные, все у всех валилось из рук и создавалось ощущение, что со смертью Сергея Павловича музей потерял душу, а окружавшие нас неуверенность и тревога отбивали всякое желание работать. Кое-как отработав день, мы так же тихо разошлись по домам, обсуждая что же нас ждет в ближайшем будущем. Оно было туманно и неопределенно. Сохранится ли наш музей, кто станет новым директором и как мы с ним сработаемся - эти и другие вопросы не давали покоя моим коллегам, да и мне, признаться, тоже.
Дома, завершив все привычные дела, я снова взялась за обрывок бумаги, подобранный мною в кабинете директора. Тут, кажется, ничего интересного, но что-то мешает мне выбросить этот лоскуток и забыт о нем. Ну, предположим, что первые три цифры - 887 это номер чего-либо, экспоната, комнаты, книги и так далее, ну а буквы ГА мне вообще ничего не говорят, как и цифра 12. Это может быть что угодно - дата, время, место, и если перебирать все возможные варианты, то и жизни не хватит, только вот разобраться со всем этим надо как можно скорее. Не дай Бог в музее произойдет еще одно убийство! Бумажку с цифрами я спрятала подальше, дав себе слово, что как только все более или менее успокоится, я обязательно продолжу расшифровку этой «китайской грамоты». А для начала попробую-ка я расспросить коллег о том, как провел свой последний день Сергей Павлович, с кем виделся, о чем говорил, какие планы строил, может быть, удастся найти хоть маленькую зацепку в этом преступлении. Благо поговорить у нас любят все, от уборщицы до научных сотрудников, что поделаешь, «издержки производства», работник музея должен уметь рассказывать много и хорошо, вот и получаются через некоторое время работы безудержные болтуны. А начну я, скорее всего, с Зинаиды, нашего архивариуса. Баба она, конечно, подлая и лживая, любого готова сожрать из-за своей выгоды, но как любая сплетница и интриганка, знает все и обо всех. Наивно верить всему, что она расскажет, ясное дело, нельзя, особенно ее догадкам, но рассказать о том, чем занимался директор в последний день своей жизни, она сможет со всеми подробностями. На следующий день я, улучив момент, нырнула в архив к Зинаиде. Да, что ни говори, а порядок у нее образцовый! Умеет Зинка возиться с бумажками, все на своих местах, под своими номерами, как в той песне: «все схвачено, за все заплачено». И в центре своей империи Ее Величество Зинаида пьет чай за столом, уставленным разными видами печенья и конфет. Страсть к сладкому у нее просто неистребима, и сколько бы мы ни пугали ее сахарным диабетом, она продолжает объедаться кондитерскими вкусностями. Увидев меня, Зинаида разулыбалась и, подвинув поближе к столу еще один стул, пропела:
- Ну надо же, какие гости! Проходи, Сашуль, попьем чайку, я сегодня утром такие классные конфеты купила - язык проглотишь!
Конфеты были действительно объедение, и мы какое-то время наслаждались чайной церемонией молча, смакуя вкусности из вазочек и коробочек. Наконец Зинаида состроила постную мину и с притворной печалью произнесла:
- Осиротели мы, Сань! И что теперь с нами будет? Как музей, как работа, и начальствовать кто теперь станет?
Вот значит что! Боится Зинка, очень боится работу потерять или к новому начальству вовремя не примазаться, значит, на этом ее и можно разговорить. Стараясь не насторожить сплетницу, я сказала:
- И не говори! Сама не знаю, чего ждать, никого лучше Сергея Павловича, наверное, не найдут! Вот как сейчас его вижу. Утром говорила с ним о некоторых экспонатах, а вечером - на тебе, его уже нет. А ты его в тот день видела?
– Видела, а как же. Заходил он ко мне в архив, говорил, что какие-то документы просмотреть надо, а самое интересное,- тут Зинка таинственно понизила голос, - ему были нужны не реестры и учетные бумаги, а старые планы здания.
Стараясь выглядеть невозмутимо, я спросила:
- И зачем они ему понадобились?
- Не знаю, - философски пожала плечами архиваторша, - здесь нужных не оказалось. Понимаешь, Палычу нужны были планы первоначальной застройки XVIII века, а здесь есть только поздние, начала XX. Где первоначальные - понятия не имею. Я так директору и сказала.
–А что он?
– Он расстроился, попросил еще раз внимательно пересмотреть все бумаги и ушел. Больше я его не видела, в смысле - живым. До сих пор думаю, зачем ему эти планы могли понадобиться? Какой в них прок-то?
– Да мало ли для чего, - ответила я. - Перепланировку, перестройку, реставрацию старинных зданий невозможно проводить без первоначального плана, а покойный давно поговаривал о частичной реконструкции. Может, нашел для этого деньги, вот и потребовались эти бумаги.
– Может и так, - вздохнула моя собеседница, - все равно теперь ничего не узнаем. И чего нам теперь ждать-то? - снова принялась охать Зинаида.
Поговорив в таком ключе еще минут 10 и допив чай, я распрощалась и вышла. Кое-что для размышлений у меня теперь было. Если директор искал перед смертью старые планы здания - значит, они ему зачем-то были нужны. Взглянуть бы на них, но где их искать? В архиве планов точно не было, выходит - или находятся в другом месте, или просто не сохранились. Тогда информация, добытая у Зинки, ни к чему не приведет. Бумаг ведь все равно нет.

«Страница истории стоит целого тома логики.» (О. Холмс) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 48
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.05.19 16:24. Заголовок: А они, по-видимому, ..


А они, по-видимому, были очень важны для покойного и, поскольку реставрации или перестройки в усадьбе не предполагалось, а это мне точно было известно, значит, только что-то очень серьезное могло заставить нашего директора искать старые планы застройки музея. Надо будет еще раз проникнуть в Зинкин архив под каким-нибудь благовидным предлогом. Если старые планы усадьбы существовали, и потом их отправили куда-нибудь в другое место - записи об этом могли сохраниться, а там «война план покажет». Рассуждая таким образом, я проходила через парадную галерею, украшенную фамильными портретами владельцев поместья, и остановилась перед одним из них. Не знаю почему, но он всегда привлекал мое внимание, казалось, что изображенный на портрете блестящий гвардейский офицер в мундире начала XIX века слышит и понимает меня. Он был последним представителем той знатной и богатой семьи, которая владела этим поместьем несколько столетий. А в 1812 году погиб в Бородинском сражении. После его смерти прямых наследников не осталось и поместье перешло к другим людям. Постояв перед картиной и поразмышляв на тему «что пришлось бы увидеть помещику XIX века, воскресни он сейчас из мертвых», я отправилась в свой кабинет. Проблемы, конечно, проблемами, но работу никто не отменял. Есть заявки на экскурсии на субботу и воскресенье, надо определить время, обговорить его с заказчиками - если этого не сделать, можно потерять выгодных клиентов.
К тому же завтра похороны. Жена решила похоронить Сергея Павловича здесь, на сельском кладбище, а не в городе, и если есть загробный мир, то директор, наверное, очень доволен этим решением. Всю свою жизнь, силы, знания он отдал музею - его сохранению и процветанию, значит, и после смерти должен покоиться там, где прошла большая часть его жизни.
Уже в конце рабочего дня я снова мысленно вернулась к проблеме не найденных мною бумаг. В голове мелькнула шальная мысль: а что, если Сергею Павловичу удалось напасть на след мистических сокровищ бывших хозяев имения, и план дома ему был нужен для определения точного места расположения находки, хотя, может быть, не ему одному? Ведь ясно, как Божий день, что убили его не из ненависти или мести. Наш директор относился к тому редкостному типу людей, которые могут найти общий язык с любым исчадием ада. Не было у него здесь врагов, не было, и все тут! Значит, если этот мотив убийства исключить, остается только одно - корысть. Вопрос, чья?! Хотя все знали, что Палыч увлекался поисками якобы спрятанных фамильных драгоценностей последних хозяев усадьбы. Не исключено, что, напав на след, он мог кому-нибудь рассказать о своих успехах, вот и поплатился за доверчивость.
Идея, конечно, так себе - больше вымысел, а не версия, но ничего другого в голову не приходит. Попробую найти документы и, может, что-нибудь сумею раскопать.Чем больше я размышляла над этой идеей, тем больше она мне нравилась. Моему воображению представлялись картины опасных приключений, в которые я могу попасть, куча сокровищ, найденная мною, пойманный убийца: все это живо пронеслось перед моим мысленным взором сюжетом захватывающего детективного романа и, хотя природа обделила меня умением фантазировать, эти картинки были весьма реалистичны. Они как бы убеждали меня в правильности принятого решения. Ну что ж! Сразу после похорон постараюсь как можно скорее выбрать свободное время для поисков старого плана дома, а потом посмотрим по обстоятельствам.
Вечером, проходя мимо парадных комнат, я заметила темную фигуру, стоящую у любимого мною портрета хозяина поместья, погибшего на Бородинском поле. Подойдя поближе, я узнала нашего сторожа, Сан Саныча, как мы его называем, тихого и незаметного пожилого человека, проживающего в уединенном домике вместе со своей престарелой матерью.
Сан Саныч не просто сторож, он буквально ходячая энциклопедия поместья, знает о нем самые незначительные факты лучше любого из нас, да и обязанности сторожа исполняет отлично - к музею и всему, что с ним связано, относится с трепетом, поэтому бережет здесь каждый гвоздь. Вот и сегодня наверняка проверяет, все ли на месте перед тем, как закрыть музей на ночь. Коротко поздоровавшись, я пошла дальше, мельком подумав о возможном сходстве наших вкусов - ведь, судя по всему, Сан Санычу тоже нравится эта картина.
И хотя некоторые из моих коллег видят в ней всего лишь заурядный портрет, правда, мастерской кисти, я же чувствую к нему какую-то необъяснимую симпатию, и это чувство усиливается, когда я смотрю на него или просто прохожу мимо. Возможно, если верить в реинкарнацию, я была им в прошлой жизни, а может, эта незримая связь между нами - последствие той кропотливой работы, которую мы проводим здесь по изучению и сохранению музея. Все может быть.
Прошедшие на следующий день похороны оставили в душе тяжесть печали и утраты. Кажется, только сегодня, видя плачущую жену Сергея Павловича, слушая прощальные слова и бросая в могилу комья земли, мы до конца ощутили, что нашего директора больше нет и мы никогда не увидим его ни в рабочем кабинете, ни на улицах поселка. Вот и все! Крест вкопан, венки положены на могилу и печальная процессия потянулась с кладбища к дому Сергея Павловича, где уже были накрыты поминальные столы. Народу было много, и нам пришлось основательно посуетиться, помогая хозяйке рассаживать пришедших людей. Оглядевшись вокруг и убедившись, что все в порядке, я уже собиралась присесть за один из столов, как вдруг зазвонил мой мобильный. Это был наш Сан Саныч, который сообщил мне о двух мужчинах, пришедших в музей и желающих немедленно видеть меня. Зачем и для чего, сторож мне так и не объяснил, но судя по его встревоженному голосу, посетители явились не просто так. Вот и пришлось мне как можно незаметнее пробраться к выходу и отправляться на работу.
Поскольку зайти домой и переодеться я не решилась, то перед гостями предстала так, как была на кладбище, не сняв траурного платья и черного платка. Пока я шла к музею, у меня теплилась слабая надежда на то, что убийца, может быть, уже найден и мы наконец-то сможем узнать причину гибели нашего директора.
Надежда исчезла в тот миг, когда я, войдя в кабинет, увидела пришедших. Личности их мне, конечно, были не знакомы, но, судя по их начальственному виду, они явно не имели отношения к местным правоохранительным органам. Это начальство, скорее всего, наше «культурно-просветительское», а значит - скорее всего, явились сообщить о судьбе музея и нашей тоже. Время, как говорят психологи, «визуального контакта» прошло, и я, опустившись на ближайший стул, вопросительно посмотрела на гостей. Тот, кто был постарше, откашлявшись, сказал:
- Видите ли, Александра Николаевна, мы являемся представителями регионального отдела культуры и хотели бы получить ответы на несколько вопросов, если Вас это не затруднит.
- Конечно, - отвечала я как можно спокойнее, - вы можете получить ответы на все интересующие вас вопросы.
- Ну что ж, хорошо. Давайте начнем с того, как Вы оцениваете историческую ценность и доходность этого музея–усадьбы? Не забывайте -он находится на региональной дотации и нам необходимо знать абсолютную правду.
- Мне нечего скрывать, - вновь стараясь держаться как можно спокойнее, ответила я, и это несмотря на закипающее внутренне раздражение. – Если вы уделите мне достаточно времени, то я ознакомлю вас с реестром экспонатов, многие из которых являются произведениями искусства XVI-XIX веков, не говоря уже об исторической ценности самой усадьбы. В отношении рентабельности вы можете проверить наши расходы и убедиться, что музей практически самоокупаем, а из регионального бюджета суммы нам выделяются только на реставрацию и покупку новых экспонатов. Вся необходимая документация будет предоставлена вам по первому требованию.
Прозвучавший следующим вопрос удивил меня до крайности. Его задал второй из присутствующих, тот кто помоложе.
– Скажите, Александра Николаевна, почему Вы задержались в этой глуши? Насколько нам известно, Вы отличный историк и Вам прочат неплохую научную карьеру. Так зачем Вы здесь?
– Можете не верить или смеяться, но вам не понять, - эта фраза слетела с языка помимо моей воли, - мне нравится моя работа, какой бы незначительной она кому-то ни казалась. Я люблю свою работу, свой музей и не хотела бы что-то менять.
- Поменять, возможно, придется, - вновь заговорил «первый». - Принято решение назначить Вас временно исполняющей обязанности директора музея-усадьбы, и от ваших действий теперь будет зависеть, станете Вы директором в будущем и сохранится ли музей вообще. Мы надеемся, возражений у Вас не будет, судя по тому, как Вы защищались, а все необходимые бумаг Вы получите в течении двух-трех дней.
Огорошив меня этим заявлением, начальство вежливо откланялось и удалилось, оставив меня удивленно хлопающей глазами и с единственной мыслью в голове: « А ведь даже не представились. Воспитание, однако».
Ну, что ж. Все не так плохо, как мы ожидали. Придется, конечно, попотеть, сохраняя музей, но пока нас оставили в покое хотя бы на время, а это уже хорошо. Нерешенных проблем сейчас накопилось выше крыши и решать их придется как можно скорее. Сначала проверить материальную базу, связаться и договориться со спонсорами насчет денег, обещанных на реставрацию здания, а также определится с той частью здания, которая больше всего нуждается в ремонте. В общем, как говорится, «начать и закончить».

«Страница истории стоит целого тома логики.» (О. Холмс) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Сладкоежка




Сообщение: 19269
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.05.19 09:44. Заголовок: Вот и новый детектив..


Вот и новый детективчик! Спасибо, Хюррем-султан! Теперь-то уж точно дело связано с поиском сокровищ, если я не тычу пальцем в небо, как прошлый раз :) Героиня, хоть и без пяти минут кандидат наук, та еще авантюристка, поэтому интересные приключения читателю обеспечены. Ждем-с, что дальше

У покойного директора музея фамилия, случайно, не Королев? :)

Хюррем-султан пишет:

 цитата:
И в центре своей империи Ее Величество Зинаида пьет чай за столом, уставленным разными видами печенья и конфет

Прямо как у меня на работе Только конфеты-печенье прячутся в ящике стола и таскаются в течение дня :))

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 49
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.05.19 19:10. Заголовок: Добрый вечер. Gata, ..


Добрый вечер. Gata, я рада, что мой детектив тебе нравится Спасибо за добрые слова. Насчет сокровищ пока промолчу, чтобы сохранить интригу. Про фамилию директора и его сходство с Королевым как-то не подумала, просто взяла первое понравившееся ИО, а получилось совпадение.
А прототипом Зинаиды стала одна дама, которая и в самом деле неравнодушна к сладкому. И любит возиться с бумажками.
Спасибо тебе еще раз.

«Страница истории стоит целого тома логики.» (О. Холмс) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 50
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.05.19 19:12. Заголовок: Прошло несколько нед..


Прошло несколько недель. Я потихоньку привыкала к новой работе и к тем изменениям, которые она принесла в мою жизнь. Хорошо еще, что коллеги отнеслись к моему назначению с пониманием - палки в колеса не ставили, а в случае необходимости помогали всем, чем могли. Деятельность музея снова входила в привычную колею, оставалось только решить вопрос проведения ремонта. Деньги мне все-таки удалось достать и теперь нужно было решить, где и как проводить ремонтно-реставрационные работы. Конечно же, в них нуждалась самая старая часть здания, но здесь, в основном, находились кабинеты и запасники, та же часть дома, где находились экспозиции, относилась к более поздним постройкам и была в относительно неплохом состоянии, хотя реставрация сделала бы их еще более красивыми и привлекательными, особенно для посетителей. Раздумывая о том, как лучше и выгоднее потратить средства, я разложила на столе план усадьбы и вдруг отчетливо поняла, что практически ничего не знаю об истории этого здания. Нет, знаю, конечно, когда было построено, когда и как перестраивалось, но и только. А вот об истории отдельных комнат вряд ли что-то могу рассказать, особенно самых старых. Вот, например, мой кабинет. Как его использовали, кто здесь мог жить, мечтать, радоваться или печалиться? Предаваясь философским размышлениям, я перебирала лежавшие на столе бумаги, когда в моей голове мелькнула эта идея. Она была настолько необычной, что я даже замерла, пораженная ее простой гениальностью. Действительно, все самые лучшие мысли лежат прямо на поверхности, достаточно просто протянуть руку - и ответ готов. Изучить подробнее историю этих комнат, узнать, чем они были раньше: буфетной, детской, комнатой для слуг, отреставрировать комнату, а если повезет, то и не одну - и готова новая экспозиция. Ведь наша экскурсионная часть здания - в основном парадные комнаты, но в них проходила только небольшая часть жизни хозяев, связанная с праздниками, торжествами и приемами. Повседневная, самая интересная, приходила как раз в этих комнатах, и если разузнать об этом подробнее, то может получиться весьма увлекательно и захватывающе для посетителей. Но для начала надо найти первоначальный план застройки XVIII века, там наверняка расписаны предназначения всех комнат так, как это задумывалось архитектором и, возможно, есть эскизы меблировки или записи об этом. Проблема в том, что этого плана здесь, в усадьбе, нет: его искал покойный Сергей Павлович, его пыталась найти я, но у Зинаиды в архиве его точно нет. Значит, надо искать в городе, в центральном архиве, и если этот план действительно существует, то он может находиться только там. Заодно попробую узнать, не фигурируют ли среди их документов цифры, записанные на том клочке бумаги, что я обнаружила в кабинете директора.
Мне пришлось немного отложить расследование его убийства из-за всех этих перипетий, но отказываться от этой идеи совсем я не собираюсь, поскольку нутром чую - в этой бумажке кроется причина убийства.
Поразмышляв еще немного о том, какие из комнат можно будет отреставрировать и сколько средств на это понадобится, я собрала бумаги со стола и отправилась посмотреть, как проводятся экскурсии. На сегодняшний день ожидался наплыв посетителей. Идти пришлось через все крыло здания, поскольку я работаю в своем старом кабинете. Вторгаться в кабинет Сергея Павловича мне показалось кощунственным, вот приходится бегать туда- сюда, проверяя, как идет работа в музее. Проходя мимо запасников, я увидела Сан Саныча, любовно начищавшего фамильное столовое серебро, хранившееся в одном из шкафов. Меня в который раз приятно поразила преданность этого человека нашему музею, ведь он не только сторожит, а берется чистить до блеска каждую вещичку, находящуюся здесь. Побольше бы таких работников - и все здесь можно сохранить на веки вечные. Впрочем, что Бога гневить, в нашем коллективе преданы своей работе все. Вон Наташа, заменившая меня на месте экскурсовода, увлеченно рассказывает посетителям историю усадьбы и, судя по тому, как они толпятся возле нее, им действительно интересно. Два или три рассматривают коллекцию китайских ваз, один стоит перед портретом хозяина имения, который мне так нравится - все идет своим чередом, значит, за экскурсии можно быть спокойной и заняться другими текущими делами. Сегодня воскресенье, завтра, в понедельник, архив не работает, значит, придется ехать во вторник. В этот день недели наш музей не работает, архив же - наоборот. Все складывается как нельзя лучше и можно целый день потратить на столь необходимые поиски.
Вторник выдался на редкость теплым и солнечным, что является большой редкостью в нашей местности зимой. Казалось, даже сама природа благоприятствовала моей поездке. Наскоро позавтракав и накормив кошку, я отправилась к магазину, где обычно толпятся таксисты, и буквально через десять минут сидела в машине, которая направлялась в сторону города.
По дороге обдумав все, что предстояло сделать за сегодняшний день, я решила начать с архива, а уже потом зайти к родителям. Времени у меня было немного, поэтому тратить его на оформление допуска в архив мне не хотелось, значит, придется использовать «обходные маневры», проще говоря, зайти к Светке, моей однокласснице. Она работает в архиве, вот и поможет мне получить все необходимое без лишней волокиты. Отблагодарю ее, купив тортик, попьем вместе чаю и «покалякаем о делах наших скорбных», как говорил один из героев популярного детектива.
В общем, вторник действительно оказался очень удачным днем: до города я добралась без проблем, Светкин любимый торт попался мне в первом же магазине по дороге в архив, и уже через полчаса мы со Светкой весело болтали, поедая торт и запивая его свежезаваренным чаем. Обсудив самое интересное, особенно несчастный случай в нашем музее, я осторожно приступила к выполнению «боевой задачи».
- Слушай, Светик, будь другом - помоги! Времени в обрез, и к родителям надо еще заскочить. Разреши взглянуть на кое-какие бумаги без допуска, а!
- Ладно, конспираторша, - рассмеялась одноклассница. - Ясно же, что ты не просто так ко мне в архив пожаловала. Говори, какие документы тебе нужны - постараюсь помочь, если только речь не идет о государственной тайне.
- Тоже мне, нашла шпиона, - отмахнулась я, - мне всего-то нужен старый план нашего музея-усадьбы, реконструкцию хотим затеять, и никаких секретов особой важности.
- Так разве в музее его нет? - удивилась Светка.
- Есть-то он есть, да только более поздний, а мне нужен первоначальный, конца XVIII века. Если у вас такого нет, то он точно уже не существует.
- Может и есть, - задумчиво ответила Светка, - нужно посмотреть реестры, но дело это не скорое. В общем, приходи после обеда, и если я что-нибудь найду, то обязательно тебе предоставлю.
Времени у меня оставалось еще достаточно много, поэтому, выйдя из архива, я сначала отправилась в аlma mater, по которой, если честно, скучаю и сейчас. Здесь прошли самые веселые и беззаботные годы моей юности. Учеба всегда давалась мне легко, преподаватели у нас были великолепные, и никаких горьких воспоминаний время студенчества у меня не оставило, разве что печаль расставания после окончания учебы. Но связь с университетом я поддерживаю по-прежнему, собираю материал для диссертации, встречаюсь с преподавателями, и не будь моей привязанности к музею, давно бы уже закончила аспирантуру.
Вот и сегодня, если посчастливится, увижусь со своим дорогим Василием Андреевичем, ведущим этнографом и краеведом, для обсуждения моих дальнейших изысканий. В удачливости этого дня мне пришлось убедиться еще раз, когда, войдя в холл основного здания, я нос к носу столкнулась с Василием Андреевичем, который, всплеснув руками, воскликнул:
- Ну, наконец-то! Неужели все-таки вспомнила про старика, а то совсем пропала, скоро уж забуду, как ты выглядишь!
Все это, сказанное во весь голос, заставило обернуться в нашу сторону нескольких человек, но я не придала этому никакого значения. Василий Андреевич по своему темпераменту - типичный холерик, поэтому студенты довольно быстро привыкают к его громогласности и быстрой смене настроения, а в целом он просто душка-человек, обожаемый всеми за любовь к своему делу и просто энциклопедические знания.
Пустая аудитория нашлась быстро, и спустя несколько минут мы уже оживленно обменивались новостями, я - усевшись за первый стол, а Василий Андреевич - расположившись за кафедрой. После привычных «как дела» и «как поживаешь» преподаватель поздравил меня с новой должностью, а после печально покачал головой:
- Наслышан, наслышан я о вашем Сергее Павловиче. Жаль его, хороший был человек да специалист отличный. Что там по поводу его смерти? Так и не разобрались?
- Нет, пока ничего, следствие идет, но результатов никаких, – отвечала я. – А Вы хорошо знали нашего директора?
- Ну, не так, чтобы очень хорошо, встречались несколько раз, и да, последний раз незадолго до его гибели. Кто бы мог подумать, что такая беда случится, – покачал головой мой собеседник. – Вот уж поистине, пути Господни неисповедимы.
- А зачем он к Вам обращался? – полюбопытствовала я.
- Да, так пустое, – отмахнулся Василий Андреевич. – Спрашивал, не знаю ли я какую-нибудь историю, связанную с владельцами вашей усадьбы. Я ведь родом из этих мест.
- Это про сказочный клад, что ли, – рассмеялась я. – Неужели и Вы в это поверили?
- Не верю, конечно, но спрашивал он не про клад, а про владельцев поместья – конкретно, XIX века.
- А что, есть такая легенда? – насторожилась я. Вдруг да найду тот самый важный факт, который поможет мне докопаться до правды.
- Была, была, какая-то романтическая легенда, но точно не могу ничего сказать, - Василий Андреевич пожал плечами. - Бабушка мне, маленькому, о чем-то таком рассказывала, а детская память, сама знаешь, сохраняет самые яркие воспоминания. Единственное могу сказать - речь идет о какой-то любовной истории, приключившейся с одним из помещиков в начале XIX века, и все. Я Сергею Павловичу так и сказал, он, между прочим, расстроился немного, наверное, надеялся получить больше информации, но увы.
Я не стала больше продолжать этот разговор, однако и забывать о нем не собиралась. Возможно, эта история, если ее раскопать, станет той самой ниточкой к убийству, которую я так долго ищу. К тому же, романтическая легенда, превратясь в реальную историю, добавит интереса к нашему музею и привлечет больше посетителей.
Поговорив еще немного о делах с диссертацией, выслушав советы и пообещав предоставить собранный материал как можно скорее, я тепло попрощалась со своим преподавателем и отправилась в отчий дом.
В родном гнезде меня закормили вкусностями и засыпали вопросами на тему личной жизни. Маму, как всегда, беспокоило мое проживание в деревне и личная неустроенность. Она очень боится, что я так и останусь в глуши: без семьи, карьеры и перспектив в дальнейшем. И даже мое новое назначение ее не радовало. По ее мнению, директор маленького провинциального музея - это практически ничего не меняющая ерунда.
Воистину, любящие нас - самые жестокие. Моим родителям было мало директорства в музее-усадьбе, им хотелось видеть меня как минимум директором Эрмитажа. Слава Богу, хоть Нобелевской премии по истории в природе не существует, а то не отвертеться бы мне от номинации. Но разочаровывать горячо любимых родителей своим нежеланием что-либо менять я не хотела, поэтому, дав кучу обещаний подумать о своем будущем, наконец-то «отчалила» в сторону архива.
День уже клонился к вечеру, архив был практически пуст, только два-три человека сидели за допотопными столами, перелистывая бумаги. Мельком взглянув на них, я побежала дальше в поисках Светика, и нашла ее в одном из отдаленных уголков, окруженную кучей папок и файлов. Видимо, удача действительно была на моей стороне, поскольку одноклассница из кучи бумаг, лежавших перед ней, вытащила одну и протянула мне со словами:
- Теперь ты тортом не отделаешься, коньяк с тебя - не меньше!
Неужели нашелся! С ёкающим сердцем я схватила заветные бумаги и, устроившись за одним из свободных столов, развернула план. С первого взгляда казалось, что в строении здания ничего не изменилось, но необходимо было присмотреться повнимательнее, иногда изменения практически незаметны, и чтоб во всем тщательно разобраться, требуется сравнение этого плана с более поздним, а значит придется просить Светку сделать копию плана и спокойно разобраться у себя на месте. Конечно, сделать копию плана официально будет не просто и не быстро, поэтому придется просить одноклассницу потихоньку отксерить бумаги и забрать их с собой. Аккуратно сложив бумаги в папку, я закрыла ее и чуть не упала со стула, на котором сидела. В правом верхнем углу папки красовался ярлык, а на нем черным по белому было написано: ГА-12 887. Неужели все-таки нашлась так долго искомая ниточка? Судорожно порывшись в сумочке, я нашла зловещий клочок бумаги и сравнила записи. Все один в один - и буквы, и цифры! Значит, незадолго до смерти Сергей Павлович либо ознакомился с этими документами, либо собирался ознакомиться. А если так, то что же он мог в них найти такого, что заплатил за это жизнью? Найдя Светку, я протянула ей документы и спросила как можно спокойнее:
- Слушай, расшифруй это, – и ткнула в наклеенный на папку ярлык.
- А что тут объяснять, – пожала плечами Светка. - ГА это главный архив, 12 - номер папки в реестре, а 887 – номер самого документа. Могла бы и сообразить.
- Ладно прости, отупела к концу рабочего дня, – отшутилась я. - Ты вот лучше скажи, наш покойный директор не спрашивал у тебя этих документов?
- Как же не спрашивал. Сидел здесь с ними как раз в день своей смерти. Что-то рассматривал, сравнивал, короче, работал он с ними серьезно. А почему ты спрашиваешь? – насторожилась Светка. – Неужели проблемы какие-то обнаружились?
- Скорее наоборот, – успокоила ее я. – Мне ведь этот план для чего нужен? Финансирование мы выбили, вот и хотим отреставрировать комнату в самой старой части здания, открыть новую экспозицию. Для этого и понадобился старый план, хотим возродить обстановку начала XIX века, идею эту еще Сергей Павлович предложил, да только умер, ничего не успев осуществить.

«Страница истории стоит целого тома логики.» (О. Холмс) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 51
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.05.19 19:13. Заголовок: - Поэтому прошу – уд..


- Поэтому прошу – удружи еще раз, сделай мне копии этих бумаг. Ну очень нужно!
- Опять в обход, – рассмеялась одноклассница, – ну ты жучила! Не смогу я тебе представить все и сразу. Копии надо втихаря сделать, без свидетелей, дай мне время – отксерю, когда рядом никого не будет, но не сегодня, видишь, сколько глаз. Подъезжай через несколько дней, будут тебе копии и реставрируй себе на здоровье.
Спорить резона не было, Светка права, и заставлять ее рисковать своей работой было по меньшей мере свинством. Да и время уже было к вечеру, а до дома путь не близкий, поэтому, попрощавшись, я отправилась к выходу, мимоходом кинув взгляд на сидевших за столами. В какой-то момент один из посетителей показался мне смутно знакомым, кажется, я встречала его раньше, но где и когда - не смогла вспомнить. А может, и не видела вовсе, просто померещилось, значит, и заморачиваться не стоит и я, распахнув дверь, вышла на окутанную вечерними сумерками улицу.
По дороге, слава Богу, ничего не произошло, и где-то в районе восьми часов вечера я вошла в свою «тихую гавань», просто обожаемую мною за те чувства покоя и умиротворенности, которые я испытываю каждый раз при возвращении в этот дом. Наверное, это осталось с детства, когда время, проводимое у бабушки, было для меня самым счастливым и, приходя сюда, я как-бы снова попадаю в те времена радости и покоя безо всяких проблем и потрясений. Вот и сейчас я просто наслаждалась теплом и уютом, не думая ни о работе, ни о проблемах и вообще ни о чем. Просто наслаждалась и все.
Постепенно мысли вернулись к событиям сегодняшнего дня. Что такого было в этом старом плане дома, какая тайна, из-за которой, возможно, совершилось убийство. Насколько я помню, при жизни Сергея Павловича серьезных разговоров о реставрации старых комнат не велось – денег не было. Значит, бумаги были ему нужны для чего-то другого. Вопрос - для чего? Неужели это как-то связано с мифическим кладом, якобы находящимся в нашем поместье? И зачем для этого понадобились архивные бумаги? Да и разговор с Василием Андреевичем никак не шел из головы. Какие-то легенды, тайны, предания, а о чем – неизвестно. Подводя итоги, можно сказать, что ничего не прояснилось, скорее – наоборот, все в тумане загадок, недомолвок, и брожу я в этом тумане как мультяшный ежик, и сколько еще бродить – непонятно, может найду разгадку, может нет. Но отступать не в моих правилах, поэтому начну с тщательного изучения старого плана дома, после же - «как карта ляжет», может что-нибудь удастся раскопать.
На другой день я занялась всем необходимым для подготовки к реставрации. Нужно было определиться с комнатами, которые будут переделаны, переместить из них кабинеты и самое главное - рассчитать суммы на ведение реставрационных работ. Тем более, что под реставрацию должны были попасть так называемые «рабочие комнаты», в которых сейчас расположены кабинеты и подсобные помещения. Они больше всего подвергались переделкам, вернуть им первоначальный вид будет довольно сложно и дорого. Для воссоздания необходимой исторической атмосферы придется немало потрудиться и нам, и реставраторам. Проработать необходимо все: от обоев до последнего гвоздика в мебели, из-за этого переделать удастся комнату, от силы две. Поэтому с выбором комнат нельзя ошибиться, нужно чтобы их возрождение привлекло как можно больше посетителей и выбор должен быть интересен для каждого человека, пришедшего сюда, ведь каждому хочется сравнить жизнь прошлую и жизнь настоящую, удивляться, восхищаться, может быть – испугаться, но сравнить. Парадные, выставленные напоказ, для этого мало подходят, не то что повседневные. Эта идея, пришедшая в мою голову, понравилась всем, но какие комнаты все-таки выбрать? Одной решать такие вещи негоже, надо посоветоваться с коллегами. А что нам скажет старый план здания, вчера привезенный мной? Ох, я его от усталости даже склеить забыла. Так и лежит в виде нескольких листиков. Ну да это не проблема: смазываем сухим клеем, складываем… Итак? Ага, вот небольшая комната в конце коридора – буфетная. Неплохая идея. Мебели в таких комнатах было немного, но придется повозиться с поисками посуды. Комната рядом с моим кабинетом – спальная. Тоже вполне подходит, тем более, что необходимая мебель у нас в запасниках имеется. Что дальше? Бильярдная, угольная и, о Господи, даже курительная. Все как-то не то, а вот в моем кабинете была детская, это уже интересно. В экспозициях музеев детских комнат почти нет, восстановленная детская может привлечь любопытных посетителей и принести неплохие доходы, главное точно и правильно воссоздать антураж того времени.
Думаю, детской мы займемся в первую очередь. Кабинет перенесем в одну из пустующих комнат – их достаточно много, и приступим к реставрации. Да, надо еще на более поздний план взглянуть, чтобы не было проблем. Мало ли что.
Идея о создании новых комнат–экспозиций понравилась почти всем, кабинет перенесли в другое крыло здания за несколько часов, и работа закипела. Буфетная и спальная шли как по маслу. Перестраивать их нужды не было, необходимая мебель и даже посуда нашлись в запасниках, поэтому серьезные траты понадобились только на приобретение ткани для обоев и восстановление мебели. Работа в этих двух комнатах заняла чуть больше месяца, а потом наступила очередь детской.
Проблем с этой комнатой было более чем достаточно. Почти не было подходящей мебели, не могли найти иллюстрации, изображающие вид детской комнаты начала XIX века, а еще были нужны предметы обихода, одежда и хотя бы игрушки.
Решая эти проблемы, мне приходилось не раз и не два ездить в город. В довершении ко всем неприятностям, возникла проблема с планировкой самой комнаты. Первоначальная, указанная в плане XVIII века, была больше, чем нынешняя. Предстояло выяснить причину этих различий и, при необходимости, устранить ее.
Причина нашлась быстро, по крайней мере, мы так думали. Комнату, скорее всего, уменьшили для того, чтобы сделать больше спальную, примыкавшую к детской с левой стороны. Но замеры спальной показали, что это не так. Вывод напрашивался сам собой – по каким-то причинам в детской возвели стену, уменьшив комнату. Других объяснений не было. Но вот зачем это сделали, пока оставалось секретом.
Для выяснения этого нужно было разобрать стену. Кажется, чего уж проще, но для этого следовало оформить кучу бумаг и получить такую же кучу разрешений, поэтому «вояжи» в город стали для меня обязательным ритуалом. Ездила в управление культуры, как на работу.
Но нет худа без добра: чаще навещала родителей, встречалась с Василием Андреевичем, снова занялась диссертацией. Василий Андреевич планировал защиту на лето, так что надо было поторопиться.
В один из таких дней, довольная, но уставшая и голодная, я решила зайти в кафе для перекуса. Взяв салат и кофе, поудобнее устроилась за одним из угловых столиков и приготовилась с удовольствием пообедать, как вдруг чей-то голос вежливо попросил разрешения присесть рядом. Нет, не чей-то. Голос явно принадлежал мужчине и, подняв глаза от тарелки, я увидела очень даже привлекательного молодого человека, стоявшего возле моего столика. Ничего не имея против, я утвердительно кивнула, и он сел с противоположной от меня стороны. Он показался мне странно знакомым, а завязавшийся разговор рассеял все мои сомнения на этот счет. Алекс – так звали моего нового знакомого, оказался австрийским журналистом, специализирующимся на теме культурного наследия, и музеи занимали в его работе немалое место. Это его я видела среди наших экскурсантов и в архиве, когда приходила туда к Светику. Алекс сказал, что готовит большую статью о нашем музее, и уже не раз побывал в усадьбе, а узнав о том, что я исполняю обязанности директора, очень обрадовался. Мы договорились, что оформив все необходимые документы, он проведет в усадьбе несколько фотосессий, если я, конечно, не буду против. Пришлось заверять его в обратном. Подобный расклад меня более чем устраивал. Бесплатная реклама в зарубежных СМИ - да об этом приходилось только мечтать. Не знаю, будет ли от этого какой-нибудь толк, но сама идея очень даже неплохая.
Поговорив еще какое-то время, мы обменялись телефонами и расстались вполне довольные друг другом. С тех пор мы стали встречаться довольно часто, а наши интересы переплетались все сильнее. Алекс оказался не только хорошим журналистом и фотографом, но и толковым советчиком. Он действительно много повидал, и его советы, например, по расположению и освещению экспонатов оказались весьма ценными.
Оформление необходимых бумаг было завершено, и наконец подошел тот день, когда мы решили разобрать перегородку в моем бывшем кабинете. Музей гудел. Всем было интересно, Алекс тоже попросил разрешения присутствовать при этом. Наши отношения в последнее время вообще стали превращаться в нечто большее, чем рабочее сотрудничество. Общих интересов становилось все больше, встречи все чаще, усиливая обоюдную, я надеялась, симпатию.
Занятая, как говорится «выше крыши», я некоторое время не возвращалась к убийству Сергея Павловича, и только вечером накануне начала работ в моем бывшем кабинете меня осенило: я поняла, почему директор искал старый план дома. Думаю, и ему приходила в голову идея реставрировать «рабочую» часть здания, и он, скорее всего, нашел несоответствие размеров бывших спальной и детской. Вот, значит, зачем понадобился ему старый план здания, а сопоставив два плана – вычислил эту перегородку. О том, какие выводы он из этого сделал, сказать сложно, может, и правда решил, что нашел спрятанные сокровища, а может кому-то сказал об этом в шутку – заплатив жизнью за свое открытие.
Утром «дня Х» у дверей комнаты столпились чуть ли не все работники музея, даже Сан Саныч пришел. Всем очень хотелось узнать, что же скрывает таинственная стена, и уверена, идея о спрятанных сокровищах мелькала не в одной голове. Вот наконец обои отодраны, штукатурка сбита, и рабочие стали осторожно разбирать кирпичную кладку. Расчеты оказались верными. Стена отделяла небольшую часть кабинета, которая, скорее всего, раньше была небольшим чуланчиком при детской.

«Страница истории стоит целого тома логики.» (О. Холмс) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  2 час. Хитов сегодня: 56
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет