АвторСообщение
Mutter




Сообщение: 80
Репутация: 11
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.08.10 13:01. Заголовок: "P.S." сборник


Жанр сборника смешанный: в него войдут как небольшие рассказы и зарисовки, так и стихотворения собственного сочинения.


_____________________
В людях не так смешны те качества, которыми они обладают, как те, на которые они претендуют.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 173 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]


пани Роза




Сообщение: 2342
Репутация: 35
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.01.11 14:52. Заголовок: Aspia , у меня на бе..


Aspia , у меня на берегу вопрос. Прежде, чем я начну излагать свои мысли о прочитанном. Скажи, почему, откуда родилась идея такого фика? Написанное меня удивило настолько, что я стала рыться в памяти, когда еще написанное по БН меня так удивляло и цепляло глаз? Вспомнила. Это было два года назад, если не ошибаюсь.

______________________
Bésame, besame mucho...
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Mutter




Сообщение: 217
Репутация: 22
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.01.11 14:13. Заголовок: Olya, благодарю! При..


Olya, благодарю! Приятно услышать, что мне удалось передать этот новый взгляд на героиню, по иному показать знакомые моменты, придать глубину поверхностным событиям и вызвать различные эмоции.

Olya пишет:

 цитата:
Только начала!


Пока неуверенный шажок вперед, словно попытка проверить насколько прочна основа, увериться в звуках сердца и принять его доводы. Начать, сделать шаг вперед - порой гораздо сложнее, чем продолжить движение. Признаться себе, произнести вслух - отчего порой это можно приравнять к достижению?..

Спасибо, Оля, пожимаю твою лапку

Роза пишет:

 цитата:
Скажи, почему, откуда родилась идея такого фика?



Роза, как же уместить в словах мотивацию и как найти отправную точку, положившую начало задумке... Есть у меня такая вредная привычка – цепляться за слова и высказывания. Цепляться не в смысле придирки, а вот зацепило меня что-то в сочетании слов, их звучании или скрытой интонации, и буду я кружить вокруг них да около, пока эта тоненькая шаткая основа, раскачиваясь из стороны в сторону, не укрепится и не зацепит в пути что-то важное... И может это одинокое высказывание очень долго горевать на полях ежедневника, пока нарастут нужные слои.
Вначале была лишь фраза – Не любите меня, Барон! - именно в таком исполнении: заглавная буква и восклицательный знак в конце. Ее рождение не было чем-то продиктовано, просто очередное озвучивание проскользнувшей мысли. А потом завертелось…
Так что на вопрос могу ответить так – идея родилась из одного предложения, потому что захотелось попробовать на вкус приставку «не» в сочетании с чем-то неопределенно-звучащим в словах «любите меня».


_____________________
В людях не так смешны те качества, которыми они обладают, как те, на которые они претендуют.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
пани Роза




Сообщение: 2406
Репутация: 35
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.01.11 19:54. Заголовок: Aspia , спасибо за о..


Aspia , спасибо за отровенность. Мне было интересно прочитать о природе творчества, которая у каждого своя. Из чего и как что-то рождается именно у тебя.

Aspia пишет:

 цитата:
Так что на вопрос могу ответить так – идея родилась из одного предложения, потому что захотелось попробовать на вкус приставку «не» в сочетании с чем-то неопределенно-звучащим в словах «любите меня».


Для меня сцена в кабинете, когда Анна залепила Владимиру вопрос в лоб: "Вы любите меня?" одна из самых неприятных. В этот момент для меня Анна упала и больше уже не поднялась. Катастрофа совершенная для характера героини. Нельзя так с мужчиной себя вести. Одно утешает, рано или поздно барон ей ответит за эту манипуляцию. Ну да, ладно. Вернемся к фику.

Очень поразила авторская позиция. Марина, ты на полном серьезе написала эту исповедь-раскаяние героини? Надеюсь, это был не стёб. Я считаю, тут даже перегнута палка самобичевания, но тем не менее, настолько меня поразившего я не читала давно. Наверное, с момента прочтения "Беглянки" Тоффи. Обычно авторы заставляют каяться и ползать на коленях Корфа. Ну а как же?! Такую милашку обидел и унизил. Но потом понял, как был не прав. Осознал свою вину, силу, степень, глубину и начал заглаживать подачками. Вплоть до женитьбы. Любовь же и всё такое. А ты повернула картинку с другой стороны и получается, что они оба те еще фрукты. А так и есть на самом деле в жизни. Всегда. Спасибо

______________________
Bésame, besame mucho...
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Mutter




Сообщение: 244
Репутация: 22
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.02.11 14:54. Заголовок: Роза пишет: ты на п..


Роза пишет:

 цитата:
ты на полном серьезе написала эту исповедь-раскаяние героини? Надеюсь, это был не стёб.


Да, я исключаю наличие каких-либо элементов стеба. Писала даже без иронии, которую успела приобрести за время существования самого фандома.
Хотелось "как обычно", но с приставкой "не", рассмотреть пристальнее знакомую картинку, но под другим углом, взять знакомых героев и сделать из них незнакомцев. Где-то получилось, возможно, что-то не дотянула. Слишком ли острый получился угол, не знаю. Это моя очередная альтернатива и трактовка увиденного и принятого.
Виноваты оба, не иначе. Один в силах это признать, другому проще прятаться и придумывать тому отговорки. Но за слабостью не спрячешься, а силой не всегда получишь желаемое. Золотая ли это середина, снова риторический вопрос.

Спасибо, Роза, что прониклась этим. Всегда приятно вступить в дискуссию с тобой



_____________________
В людях не так смешны те качества, которыми они обладают, как те, на которые они претендуют.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
пани Роза




Сообщение: 2761
Репутация: 35
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.02.11 07:06. Заголовок: Aspia пишет: Хотело..


Aspia пишет:

 цитата:
Хотелось "как обычно", но с приставкой "не", рассмотреть пристальнее знакомую картинку, но под другим углом, взять знакомых героев и сделать из них незнакомцев.


Вот именно это мне очень нравится в твоих историях. Парадоксальность. Экзистенциальность некоторая. Во всяком случае, я над твоими фиками задумываюсь и начинаю ставить себя на место персов. Это не только развлекалово.

______________________
Bésame, besame mucho...
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Mutter




Сообщение: 266
Репутация: 27
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.05.11 11:34. Заголовок: Роза, Спасибо http:/..


Роза, Спасибо

_____________________
В людях не так смешны те качества, которыми они обладают, как те, на которые они претендуют.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Mutter




Сообщение: 267
Репутация: 27
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.05.11 11:36. Заголовок: Ночь винного цвета. ..


Ночь винного цвета.
Как ты хочешь сделать это?
Греховные прикосновения к тебе...

Не нравится? Так спрячь подальше душу.

Отравлен сладкой нежностью твоей.
А ты, укрывшись ярко-красным пледом,
Следишь за тусклой бабочкой в окне...

Поздравь себя. Я наконец тобой повержен.
...

_____________________
В людях не так смешны те качества, которыми они обладают, как те, на которые они претендуют.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Сладкоежка




Сообщение: 8400
Репутация: 73
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.05.11 17:59. Заголовок: Aspia, спасибо http:..


Aspia, спасибо Проникает :)

---------------------------------
Здоровью моему полезен русский холод (с) Пушкин

Третье отделение не убеждает, а предупреждает :)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Воздушный фонарик




Сообщение: 2117
Репутация: 37
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.05.11 08:54. Заголовок: Gata пишет: Проника..


Gata пишет:

 цитата:
Проникает


Куда?

Стихи вроде о любви, но ощущение пепелища от такой любви.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Сладкоежка




Сообщение: 8412
Репутация: 73
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.05.11 09:44. Заголовок: Светлячок пишет: Ку..


Светлячок пишет:

 цитата:
Куда?

Туда, где цепляет :)

Светлячок пишет:

 цитата:
Стихи вроде о любви, но ощущение пепелища от такой любви

Не знаю, кто как, а я представила вованну

---------------------------------
Здоровью моему полезен русский холод (с) Пушкин

Третье отделение не убеждает, а предупреждает :)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Фея Драже




Сообщение: 1255
Репутация: 32
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.05.11 07:15. Заголовок: Красивое и очень гру..


Красивое и очень грустное стихотворение. Почему-то вспомнила сцену на дороге, когда Анна и Владимир возвращаются в усадьбу после побега барона из тюрьмы и спасения Анны в доме Забалуева. Чувствуется такая же безнадёга.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Mutter




Сообщение: 270
Репутация: 27
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.05.11 13:36. Заголовок: Светлячок, Gata, Але..


Светлячок, Gata, Алекса Благодарю.
Вот что творит бессонная ночь. Настроение вы поймали совершенно верное и стихотворение об изнаночной стороне любви. Не отношу его к конкретным персонажам, поскольку писала ни о ком не думая.
Если зацепило, значит написано не зря.


_____________________
В людях не так смешны те качества, которыми они обладают, как те, на которые они претендуют.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Mutter




Сообщение: 309
Репутация: 30
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.09.11 18:45. Заголовок: "Цвет любви"..


"Цвет любви"
Главный герой: Владимир Корф
Жанр: мелодрама
Сюжет: современная история, выстроенная на воспоминаниях героя
Благодарность: Кsenсhik
Цитата: "Жизнь – гора, по которой поднимаешься медленно, а спускаешься быстро." Г. Мопассан



_____________________
В людях не так смешны те качества, которыми они обладают, как те, на которые они претендуют.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Mutter




Сообщение: 310
Репутация: 30
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.09.11 20:18. Заголовок: Владимир не спешил п..


Владимир не спешил подниматься по деревянным ступеням, ведущим в слабо освещенную часть здания. Скользя рукой по потемневшим от времени перилам, он медленно переставлял ноги с одной ступеньки на другую. Доски едва слышно скрипели под тяжестью его шагов. Его взгляд был устремлен вверх, к двери, из-под которой пробивался лучик света. Достигнув ее, Владимир чуть помедлил, но это было вызвано не страхом или сомнением, а внутренним трепетом и сладким предвкушением. Мягкий скрип давно не смазываемых петель, и он словно оказался в потускневшем от времени прошлом.
Он замер в дверях. Комната была все такой же, но так могло показаться только в первое мгновение. Стоило присмотреться к мебели покрытой пылью и затянувшей углы паутине, и осознание утраченного времени, как и минувших событий, неприятно сжало сердце. Прикрыв за собой дверь, он шагнул вглубь комнаты. Воспоминания из детства закружили его в веренице сменяющих друг друга образов, таких ярких и живых, как в первые мгновения.
…Белая кожа, пряди темных волнистых волос, пойманных в плен солнечными лучами, скользнувшими из большого створчатого окна. Маленькие капельки красок на манжетах и даже на вороте рубашки. Кисточка, удерживающая скрученные в мягкий пучок волосы, и легкий запах растворителя. Улыбка, сияющая на губах, звонкий смех и яркие, словно впитавшие свет глаза…
Мама.
Несмотря на то, что ее одежда почти всегда была перепачкана краской, она любила поднимать меня на руки и крепко прижимать к себе. После ее нежных объятий на моей одежде оставались следы акриловой краски, с которой она любила работать больше всего, и смыть которую с вещей, потом было практически невозможно. Но, даже замечая такие пятна, улыбка не сходила с ее лица. Мама сажала меня на свой стул, брала в руки тонкую кисточку и, опустившись на колени передо мной, начинала рисовать прямо на моей одежде. Поверх неясных, хаотичных линий и пятен рождалось ее новое великолепное творение, созданное только для меня. Я любил подобные моменты, ощущая тогда еще не облеченное в слова единение с ее миром, и поэтому пользовался каждой возможностью приникнуть к ее перепачканной краской груди и получить в награду новый сказочный рисунок и очередную частичку ее тепла.
Я взрослел, но подобное проявление нашей взаимной любви не теряло своей силы.
Каждый раз возвращаясь домой, я бегом поднимался к маме в студию и, подходя к ней, обнимал ее со спины и крепко-крепко прижимался. В ответ она звонко смеялась и, повернув голову, целовала меня в щеку. Мамина улыбка всегда дарила мне радость в веренице ярких красок. Ее близость и тепло были из иного мира, в котором просто не было места для повседневной тоски и грусти.
Я понял это не так давно, а тогда, в детстве, ее мир был для меня яркой сказкой, мягкой и теплой пелериной, окутывающей своей нежностью, любовью и простотой. Да, да простотой. Простотой линий, незаметно складывающихся в законченный образ, который затем погружался в красочную палитру. Этот мир был полон чистого воздуха со своими изменчивыми то легкими и эфирными, то тяжелыми и грозными облаками. В нем переливалась мягкая вода, приникающая к коже, словно в ласковом касании. Оживали всполохи огня, рождающие чувства, согревающие все тело и отражающиеся блеском в глазах и мягкой тенью в уголках губ. Там тебя окружала теплота земли, одаряющая утренней росой, пестрой зеленью и яркой россыпью цветов.
Мама любила повторять мне, что первое, что я взял в руки – была одна из ее кистей. А первый мой рисунок - сделан в углу одной из картин, единственной ее работы так никогда и не завершенной. На неоднократные просьбы отца смыть мое «нерадивое творчество», она категорично заявляла, что никогда не спрячет мой рисунок за своим. Уже не помню, что мама изобразила на той картине. В памяти почему-то остались только ярко-красные искривленные линии, нарисованные моей нетвердой рукой и какие-то фигуры, исполненные в той же искаженной манере. И вот эти детские кляксы она считала красивыми и гордилась ими больше, чем своей самой знаменитой работой - «Сияние любви». Мама брала все мои детские и школьные рисунки и увешивала ими стены своей студии, утверждая, что черпает из них силу и вдохновение. Я же никогда не понимал, что она видит такого в моих каракулях, что позволяет ей изливать на полотна такие совершенные фигуры и мотивы. Ее «Сияние любви» отражало такой буйный поток чувств, что даже самый беспристрастный наблюдатель не мог спокойно пройти мимо этой работы. Всполохи ярко-алого, переливы нежно-розового и вихрь мягкой оттеночной палитры был так гармоничен, что картина казалась ожившим кусочком рая.
Так было со многими ее полотнами. Потому ли, что мама вкладывала в каждую работу частичку своей души, или потому, что писала только о том, что чувствовала, видела и ощущала сама? «Сияние любви» была написана в первый год моей жизни и по ее словам, отразила тот всплеск чувств, что я подарил ей своим рождением. На протяжении долгих лет я находил наброски ее новых работ, какие-то “заметки” и контуры в своих тетрадях и на салфетках, лежащих рядом с приготовленным завтраком. Мама словно старалась успеть поделиться как можно большим количеством тепла, показать более обширные глубины, более насыщенные тона. Она могла оживленно говорить со мной, но стоило ей поймать взглядом что-то мелькнувшее за окном или увидеть в тени упавшей на стол, она замолкала на полу слове. Я знал, что в такие моменты она видит что-то доступное только ей, и чтобы это смогли увидеть и другие, она непременно отобразит это на холсте.
Никто не знал ее так хорошо, как я. Только со мной мама была полностью честна и открыта. Уверен, что именно поэтому мне всегда так легко удавалось уловить ее в каждой написанной картине. Я видел маму в каждой линии, в каждом переходе цвета, в легком мазке и даже в темном контуре. Я считал, что частичка ее всегда будет рядом со мной и не только в веренице сказочных и волшебных воспоминаний, но и на полотнах, впитавших ее силу и талант.
Постепенно, с улыбкой, смехом и теплом она прививала мне любовь к прекрасному, показывала необъятную глубину черного и истинную невинность белого. Учила видеть красоту в мелочах, различать истинность и ложность переданных на полотне чувств.
Мама помогала мне понять многогранность человеческой любви и подсказывала, как распознавать ее в человеческих сердцах. Каждый день она учила меня видеть и познавать свой мир, медленно, но уверенно, камешек за камешком, помогая выстраивать его.
Для всех она была великих художником, а для меня в первую очередь - любящей матерью. Как можно оценить любовь матери к сыну? Какой эквивалент брать за основу: количество одобрительных слов, качество преподнесенных подарков, теплоту и силу подаренных объятий? Разве можно брать что-то одно и забывать о другом. А как можно оценить любовь сына к матери?
Когда я был маленький, она любила брать меня на руки и, устроившись на высоком стуле перед мольбертом и придерживая меня одной рукой, кусочком угля делать набросок на белом листе бумаги. Я смирно сидел, не решаясь потревожить ее в такой момент, и заворожено следил то за быстрыми и резкими, то за мягкими и плавными движениями ее руки. Мне казалось все это волшебством, ведь прямо у меня на глазах рождалось что-то невероятно прекрасное.
Помню, что в подобные моменты она разговаривала со мной, а я внимательно слушал и словно губка впитывал каждое ее слово. А когда она завершала работу, то едва успевала поймать меня за руку, которой я тянулся к холсту, желая прикоснуться к ее миру.
Смешно.
Но мама любила рассказывать о том, каким я был в детстве. Было так странно смотреть на себя ее глазами, и не просто видеть себя со стороны, а словно взглянуть на иную сторону себя, сквозь совсем другое зеркало, отражение в котором ищешь без всяких опасений, с надеждой и любовью.
…Прошелся по комнате и замер у большого зеркала в тяжелой позолоченной раме, совершенно не вписывающегося в окружающую обстановку. Напоминание из прошлого. Неосознанно поднялась рука, и пальцы коснулись его пыльной зеркальной поверхности, оставляя чистые полосы, через которые можно увидеть себя. Только вот отражение в нем сейчас угрюмое и не тянет взглянуть на него еще раз. Мама говорила, что в детстве я любил улыбаться и готов был дарить свою улыбку даже обычному прохожему. Когда же я потерял эту способность? Неужели любое проявление счастья способно вызывать во мне лишь горькую усмешку, искривляющую губы и не трогающую душу?
Пристальнее всмотрелся в свое отражение и спустя мгновение, не выдержав собственного взгляда, отвернулся. Возможно ли, что теперь я во многом походил на своего отца?
Отец.
Я никогда не был близок с ним. Он всегда был не такой как мама. Отец был… обычным, как и мир, окружающий его – простым и блеклым. А этого я понять не мог, да в то время, в сущности, и не хотел. Окунувшись один единственный раз в мамины краски, только одним глазком взглянув на ее вселенную, я уже не мог вернуться в тот мир приземленности и безликости, в котором жил отец.
Именно поэтому, потеряв маму, я лишился основы. Я оказался один на один с целым миром, о котором практически ничего не знал, но узнавая его лучше, в скором времени начал презирать и ненавидеть. Я помнил последние советы матери и чем сильнее я старался смириться и впустить в себя эту обычную составляющую, влиться в него и привыкнуть, тем быстрее я терял не только свою способность открыто улыбаться, но и умение просто радоваться.
С последним ее вздохом рухнул мой неокрепший, даже не завершенный мир, мгновенно обратившись в пыль. И я был вынужден строить его заново. И тогда, вместо легких воздушных стен, окружающих меня до этого, мне пришлось устанавливать прочную каменную, защищающую и ограждающую мои чувства от внешнего мира.
Отец не понимал того, что происходило со мной, но и я не предпринимал попыток объяснить ему. Случайно я услышал однажды, как он говорил, что все это временно и мне просто тяжело смириться со смертью матери, а мое поведение не что иное, как попытка убежать от правды. Разве мог человек сказавший, даже просто предположивший подобное, понять глубину моих чувств? Понять важность произошедшей для меня трагедии?
Серость и обыденность окружающих дней медленно уничтожали меня. Я мог найти спасение только в одном месте – в студии матери… Возвращаясь сюда снова и снова, я пытался удержаться за ту невидимую связывающую меня с матерью ниточку, которая со временем становилась все тоньше и тоньше, пока в один день, натянувшись до предела, не порвалась.
И в тот день я действительно решил сбежать.
В нашей семье никогда не было проблем с деньгами, поэтому мое желание учиться за границей отец встретил с заметным воодушевлением. Нет, он не хотел избавиться от меня, но я видел какое облегчение, он испытал, осознав, что расстояние между нами перестанет быть просто фигуральным, обретя реальные масштабы.
Провожая меня в аэропорт, он был немногословен. Попытка завязать непринужденный разговор, с самого начала была обречена на провал. Нам нечего было сказать друг другу, но это не тяготило меня и я думаю, что его тоже. Мне кажется, мы всегда понимали это и молчаливо принимали как данное, не видя необходимости говорить об этом вслух. Он протянул мне руку, и я пожал ее, ничего не ощутив. Выходя за дверь, я не удержался и обернулся. Я оставлял его одного. Осознание этого кольнуло в груди, но помешать мне было уже не способно.
Проезжая по знакомым улицам я скользил взглядом по домам, магазинам и паркам, не замечая их. Не видел даже людей, различая лишь блеклые тени, мелькающие у меня перед глазами. Я оставлял все это без тени сожаления, надеясь лишь на то, что все еще можно вернуть хоть что-то из моего ушедшего мира. Я отправлялся на поиски, не предполагая, к чему это меня приведет.
Мое путешествие затянулось на долгие восемь лет. Я бежал из дома, надеясь, что за его пределами я сумею найти то, что сможет вернуть меня на прежний путь, поможет принять и смириться со случившимся и главное - мне, наконец, станет легче.
Легче стало… но не сразу. Вначале на протяжении почти всех пяти лет я старательно загонял себя в рамки реального мира, пытаясь приспособиться к нему. Это напоминало попытку сложить в маленькую коробочку что-то очень большое. Как ни крути, а все равно не помещается, и ты начинаешь отрезать по маленьким кусочкам, тайно желая сохранить целым как можно больше, но прекрасно понимая, что придется чем-то жертвовать, и как раньше все равно уже никогда не будет. И я резал, словно по живому, медленно уничтожая в себе воспоминания о прошлом, чувства, которые мешали двигаться дальше, себя. И чем больше проходило времени, тем меньше становилось во мне меня самого. И реальный мир с охотой помогал мне в этом: беззаботность и вольность студенческой жизни, лишенной каких-либо ограничений; девушки-женщины, умеющие ценить только материальную радость и совершенно бесчувственные к чужим душевным заботам; друзья, которые искали в общении только лишь очередную выгоду для себя. Я все это понимал. И, тем не менее, руки тянулись к очередному женскому телу, губы искали их тепла, но обжигались, встречая лед надменности и тщеславия. Я никогда не предпринимал попыток удержать их. Друзья быстро теряли свой статус таковых, вначале становясь обычными знакомыми, а затем просто очередным лицом в толпе. Все они легко исчезали из моей жизни, как только я понимал, что они пытаются урвать часть меня, или стать настолько важными в моей жизни, чтобы предпринимать попытки повлиять на ее ход. Мне это было ненужно. Для меня это было неважно. И все без малейшего сожаления, без попытки притормозить и обернуться. Постепенно я начал понимать, как отключать свои эмоции, и в итоге превосходно научился носить маску. Новые знания привели к тому, что часть меня обрела славу, влияние и силу этого мира. Другая часть корчилась в муках от вины и осознания его никчемности. А для себя я стал… как все, стал серостью, бледной тенью. Да просто - никем.
Была ли то грань чего-то? Или я уже пересек ее? Озарение не приходило. Была лишь реальность.
…Очередная вечеринка. Теплое тело рядом, но оно не согревает. Взгляды окружающих, их искусственные улыбки царапают кожу, оставляя мелкие кровоточащие раны, но я уже не обращаю внимания на боль. Часть меня хочет вырваться из всего этого, забраться в душ и тереть тело, пока вся эта грязь, пусть даже вместе с кожей, не сойдет с меня. Но другая часть, та, что носит маску и с каждым днем становится все сильнее первой, твердит о том, что я должен оставаться как все. И я готов согласиться с ней, понимая, что иначе не смогу выжить в этом мире.
Медленно поднялся, скинув с себя чьи-то цепкие руки с ярко-красным лаком на длинных когтях. Недовольное шипение мне в спину, но мне все равно. Кто-то зовет, но я не хочу оборачиваться.
Вываливаюсь на улицу. Нет, я не пьян. Не сегодня. Но ноги, словно ватные, а в голове непонятный шум. Может это одна часть меня пытается сражаться с другой, и не предполагает, глупая, что ей не суждено одержать победу?
Я смирился… Но почему тогда эти слова звучат в моей голове не утверждением. Почему, пытаясь произнести их вслух, мои губы упорно продолжают молчать.
Поворачиваюсь и прижимаюсь лбом к холодному стеклу. Чувствую, как по губам пробегает ироничная ухмылка, и самому становится противно. Поднял голову и встретился взглядом со своим отражением. Из зеркального чуть прозрачного стекла на меня смотрел кто-то, кого я не узнавал. Лицо словно чистый холст не таит в себе ни тени эмоций, ни проблеска желаний.
Я словно пустая оболочка, иссушенная и истерзанная не кем-то посторонним, а мною самим. «Великий» Творец и его «прекрасное» творение воплотились в итоге в одном безобразном лице.
Как давно ушло все, что было мне дорого, и забрало с собой часть меня? Самую светлую, самую лучшую часть. Как я допустил это? Куда подевалась моя хваленая сила, и почему на поверку я оказался так слаб?
Вопросы, вопросы, вопросы. Глупые. Ненужные. Не думать и не мечтать, ведь так будет проще жить…
Но разве жить? Существовать!
Звон разбитого стекла, рассыпавшегося по каменным плитам. Руку ужалила реальная боль. Кровь сочится из глубокого пореза, но я не обращаю внимания. Если я способен еще чувствовать боль, если эмоции еще проступают сквозь мою маску, возможно… возможно ли?!… что я не смирился…
Пока только «возможно», но даже этого для меня сейчас так много.

Чем закончился тот вечер? Осознанием, что завершился очередной этап моей жизни, в котором я окончательно распрощался со своим миром и как бы ни пытался притвориться, так и не смог полностью стать частью этого… Я понял, что твердо застрял где-то на сумрачной середине.
И все же что-то изменилось. Я должен был найти новый путь, проложить тропинку… нет, скорее прорубить ее для себя заново. И только лишь вступив на нее, будет сделан хоть и небольшой, но все же шаг в верном направлении.
Через месяц, спрятав в самый низ дорожной сумки полученный диплом, я решил продолжить свое путешествие, прерванное на шесть недолгих лет.
И, да, на том этапе мне уже стало легче. Легче от того, что в моем словаре поселилось многогранное и зыбкое - «все равно». Оно прицепилось ко мне незаметно, но так крепко, словно паразит, намертво впивающийся своими щупиками в тело носителя. Быстро став незаменимым, оно помогало избегать лишних вопросов и избавляться от надоедливых людей. Я достаточно быстро понял, что человека оскорбляет безучастность, и вместо того чтобы кричать, умолять или пытаться в чем-то убедить, достаточно бросить легко срывающееся с губ и устремляющееся в небо «все равно», и оно камнем упадет ему на голову. Убить, конечно, не убьет, но во внутреннем мире уже произойдут необратимые реакции, и тебя просто станут сторониться. А это именно то, что мне было нужно. Нет, это не объявление войны этому миру и не революция моего внутреннего. Это “всеравношная” часть меня устала скитаться и пытаться пристать хоть к какому-нибудь берегу, когда жизнь, словно быстрое и сильное течение, не позволяет ухватиться и удержаться ни на одном из них.
Тогда я уже не знал, что искал. Не помнил, зачем все это начал и к чему вел. Это стало напоминать бездумное движение, бесцельное скитание, которое ведешь не из желания найти истину, а от необходимости просто двигаться. А куда? Это уже не важно, главное не споткнуться, если начнешь пятиться назад. Не спасало даже воодушевляющее ранее «возможно».
Я умудрялся двигаться только вперед, усмиряя своих невольных словоохотливых попутчиков и отбивая у них желанием взглянуть в мою сторону в очередной раз.
Самолеты, поезда, машины. По спирали, по кругу, вверх, вниз.
Падал, отряхивался и продолжал движение.
....Меня как магнитом потянуло к окну. Дернув несколько раз за деревянные ставни, я открыл его нараспашку и сделал вдох полной грудью. Свежий ветер обдал своим порывом мое лицо, скользнул по волосам, и устремился в комнату.
К чему могло бы привести меня то затянувшееся, грозившее стать вечным, скитание, я не знаю. И теперь даже не хочу думать об этом.
Целых шесть лет жизни, направленные на изучение, прошли мимо меня, незамеченные и на тот момент казавшиеся даже ненужными. Затем год, проведенный в постоянных бездумных переездах и второй – полный размышлений, стоит ли возвращаться домой. Но тем временем сам того не замечая, медленно, но неотвратимо, город за городом, я приближался к Санкт-Петербургу.
…Очнулся я, словно после долгого беспамятства, только у билетной кассы какого-то небольшого городка. Полноватая билетерша с недовольством и явным нетерпением смотрела на меня, нервно постукивая на удивление тонким пальцем по обшарпанному столу. Быстро расплатившись с ней, я взял протянутый мне билет и двинулся в сторону перрона. Сердце громко стучало в груди, а руку жгла блеклая серая бумажка, на которой было написано – «… место назначения «Санкт-Петербург».
Судьба? Скорее злая насмешка. Но этот путь я выбрал себе сам, и стоило ли теперь отступать от намеченного маршрута?
В купе было душно, хотя мне могло так только казаться. Я снял куртку и бросил ее в самый угол. Туда же отправился и рюкзак. Я не обратил внимания на свидетельства того, что в купе обитал еще кто-то. Попытался открыть окно, но оказалось что оно наглухо забито. Стянув с волос шапочку и проведя рукой по чуть заросшему лицу, я устало опустился на свое место и, подложив под голову подушку, закрыл глаза. Незаметно для себя, я уснул.
Мне снилась мать. Впервые за время моего продолжительного скитания ее образ был иным.
Она была такой, как в детских воспоминаниях. Этот светлый образ никогда не приходил ко мне прежде. Чаще во снах меня мучили воспоминания о последних днях ее жизни: маленькое, кукольно-хрупкое тело, запутавшееся в переплетении трубок и прикованное к больничной кровати, бескровное застывшее лицо, цветной платок на голове скрывающий отсутствие волос, и голос… даже не голос, а сухой, надломленный шепот.
Теперь же она была передо мной словно вся пропитанная светом. Он струился, играл и забавлялся с ее волосами, переливался в ее улыбке, отражался в глазах.
Наши руки переплелись. Я почувствовал, как тепло от нее прошло через мою кожу и вместе с кровью потекло к самому сердцу. Мне хотелось прижаться к ней, но мама словно нарочно удерживала меня на расстоянии. И тут я отчетливо услышал тихий голос, просивший меня только об одном – отпустить.
Мои руки тут же сжались сильнее. Я не мог… не хотел делать этого.
-Не сейчас, - словно молило мое сердце. - Позволь еще немного побыть с тобой. - Потеряв ее по воле глупой судьбы, я не мог сейчас добровольно разжать руки.
- Отпусти.- Ее улыбка такая яркая, как никогда прежде, но из краешка глаза, переливаясь всеми цветами радуги, скользит слеза.
Я чувствую, как мои руки, словно по собственной воле, медленно разжимаются. Она ускользает от меня, но тепло подаренное ею, не уходит. Ее более холодные губы касаются моего лба в прощальном поцелуе.
Неужели я так легко смог отпустить ее?
Подаренный ею миг яркой, озаряющей улыбки... и снова темнота.
Проснулся словно от толчка. С трудом раскрыл глаза и тут же замер. Напротив меня сидит девушка, а перед ней на небольшом столике были распложены листы бумаги и карандаши. В руках она удерживала альбом и что-то сосредоточенно и в то же самое время воодушевленно рисовала в нем.
От долгого неподвижного лежания на неудобной койке у меня затекло тело. Я чуть пошевелился в поисках более удобной позы и тут услышал тихий голос.
-Не шевелитесь.
Я на миг опешил. Их произнесла она, или это сон не отпустил меня окончательно? Но, ни на ее лице, ни в ее позе ничего не изменилось, она даже ни на секунду не прекратила водить карандашом по бумаге.
Я пристальнее всмотрелся в ее лицо. Оно было… необычным. Да, пожалуй, именно это слово лучше всего подходило для начального описания. В ее лице мне все казалось странным. В четко очерченный овал лица создатель, забавляясь, умудрился поместить крупные миндалевидные глаза, широкий рот с полноватыми губами и небольшой немного курносый нос, с россыпью едва заметных веснушек. Она вся состояла из ярких противоречий, и если мысленно разложить части ее лица на составляющие, то вновь создать общую картинку покажется невозможным – ни один художник не станет изображать рядом столько крупных черт и пытаться сочетать их с хрупкими. Это был эксперимент, сложный и причудливый эксперимент создателя, результат которого невозможно было предугадать, но итог явно удивил всех.
Она была необычна в своей красоте, и это выделяло ее, позволяя назвать девушку особенной.
Ее губы быстро шевельнулись:
- Не могли бы вы закрыть глаза?
Не знаю почему, но я сразу же сделал то, о чем она просила. Мир погрузился в темноту, наполненную лишь звуками: тихим скрежетом карандаша в руках, шуршанием при соприкосновении графита с бумагой, ее спокойным дыханием. Это было так знакомо. Сознание стало вытаскивать с потускневших от времени полочек памяти давно забытые образы. Светлые чувства, навеваемые ими, стали просится улыбкой на губы, но я пытался сдержаться. Посетившая меня радость казалась сейчас неуместной.
- Не гримасничайте, - Я уловил в ее голосе нотки нетерпения и теперь уже открыто улыбался, продолжая держать глаза закрытыми. Что было забавного в этой ситуации? Да все, начиная с того как просто эта девушка, которой на первый взгляд было не больше двадцати, разговаривала с совершенно незнакомым мужчиной, не испытывая неловкости или страха, и заканчивая тем, что я послушно исполнял то, о чем она просила меня, не понимая зачем поступаю так.
И тут я услышал глубокий вздох и недовольное ворчание, которое нашел на удивление милым:
- Вы все испортили. – Это прозвучало как обвинение в грехе, искупить который было невозможно.
- Что именно? – серьезно спросил я.
Когда ответа не последовало, я приоткрыл глаза и поймал ее удивленный взгляд. И тут произошло то, что могло показаться стороннему наблюдателю странным: она начала покрываться красной краской смущения, медленно скользнувшей из-под невысокого ворота кофты вверх по шее и линиям скул, набирая самый цвет на округлых щеках.
Но я понимал в чем кроется причина: столько раз в детстве наблюдая за тем как работает мама, я знал, что если художник увлечен своей работой, если поймал что-то чудесное и хочет успеть запечатлеть в своей работе, то он теряет ощущение времени и реальности. В такие минуты от видит только желаемый объект и становится слеп ко всему иному. Вот и сейчас эта девушка, потревоженная моим голосом, пришла в себя, вернувшись из своего прекрасного мира в этот. Понимала ли она, что часть ее сознания, улавливала мои движения и стараясь удержать концетрацию, просила о помощи?
Я, молча, продолжил наблюдать за ней. У нее было очень “живое” и “открытое” лицо, на котором легко читались все ее эмоции и чувства. Сейчас между бровями пролегла небольшая морщинка, которая смотрелась комично на ее юном лице, а уголки губ быстро опустились. Мне хотелось прикоснуться к ее лицу и, приподняв его, заглянуть в глаза и узнать их цвет, но я давно научился сдерживать свои порывы и усмирять желания.
- Простите, - словно услышав мои мысли, она посмотрела на меня.
Как оказалось, глаза ее были глубокого природного цвета, того самого, что можно встретить только на поверхности водной глади, и ни один художник не сможет искусственно создать в своей палитре тот оттенок краски, что будет способен передать их цвет на холсте.
- Со мной такое бывает, – невидимая сила ухватила кончики ее губ и медленно потянула вверх, освещая лицо пусть и смущенной, но очень теплой и приятной улыбкой. – Говорят, что я странная.
В груди кольнуло что-то. Несильно и даже не больно. Пытаясь найти название этому чувству, я почему-то вспомнил о прикосновении к моей коже кисточки с акриловой краской на кончике: не щекотно, но почему-то хочется смеяться, и на душе от этого так светло и легко, что кажется, будто ты наделен силой, способной удивить весь мир…

Отошел от окна и прислонился к стене.
Наша встреча с ней произошла совершенно случайно, но многое поменяла в моей жизни.
Как оказалось потом, весь ее альбом быль наполнен самые различными образами и каждый из них, перенеся на чистый лист свою частичку, делился своей уникальной историей. На одной странице я увидел пожилого мужчину одиноко сидящего на скамейке и крошащего кусочек хлеба для воробьев, слетевшихся к его ногам. Его лицо было размыто сочетанием длинных и коротких штрихов, но по тому, как горе скрутило его спину, как одиночество коснулось его рук, я мог сказать, насколько несчастлив этот человек. Я долго всматривался в него, и постепенно начал видеть на его месте себя, испытав при этом какое-то непередаваемое, царапающее душу чувство. Но через минуту, перевернув листок, меня захватил совершенно иной поток. Я оказался втянут в вихрь солнца и света: на меня смотрела малышка, взмывающая на качелях к самым небесам. Ее широко раскрытые, наполненные счастьем глаза кричали о восторге. На миг мне показалось, что я слышу смех, слетающий с ее губ. Кончик ленточки одного из бантиков, удерживающих ее длинные волосы, трепетал на ветру, как маленький флажок надежды.
Хозяйка альбома любила то, чем жила, а испытываемые чувства переносила на бумагу. Не было лжи или наигранного притворства, ее работы не кричали яркими красками и не усугубляли темными тонами. Каждый рисунок был исполнен обычным простым карандашом, но я могу поклясться сейчас, что шарф, замотанный на шее старика, был темно-синего цвета с чуть более светлыми полосами по краям, а бантики в волосах малышки сочетали переливы красного и желтого.
Я видел талант. Понимал ее способность делиться с людьми тем, что скрыто от них.
Перелистывая страницы, я как губка впитывал искрящееся счастье и нахлынувшее горе, ловил надежду и видел ее крушение. Это походило на ураган, но тогда мне не хотелось бежать от него, наоборот, во мне набирало силу желание бежать ему навстречу и впустить его в себя.
Перевернув очередную страницу, я замер. Помню, как на какое-то время часть меня, словно попала в вакуум, не позволяющий проникнуть через него не только моим мыслям, но и чувствам. Все ушло на мгновение, подобно природе замирающей перед бурей, чтобы затем обрушиться на меня ураганной волной.
До сих пор помню, что тот рисунок, исполненный на последнем листе, был незавершен и не так “проработан” как другие, но я все равно не мог оторваться от него. Спокойное и расслабленное лицо. Даже не лицо, а лишь тонкий контур, мягкий намек на будущие черты… и глаза. Жесткие, неумолимые глаза, заполняющие собой все пространство альбомного листа.
На поверхности я увидел боль, терзающую этого человека и пытающую его душу. Затем рассмотрел волю и стойкость, которые расшевелили темную сторону меня, пробуждая зависть к силе, существовавшей в этом человеке. И только потом, в самой глубине, я поймал мятежную сущность и тончайшую нить сомнения, говорящие о том, что в нем нет притворства и подражания.
Это были глаза не героя, но я бы последовал за ним. Он не подстраивался под мир, окружающий его. Он открыто бросал ему вызов самим своим существованием.
В нем не было обмана, он не пытался играть придуманную роль или выдавать себя за того, кем не являлся. Он был настоящим.

_____________________
В людях не так смешны те качества, которыми они обладают, как те, на которые они претендуют.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Mutter




Сообщение: 311
Репутация: 30
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.09.11 20:19. Заголовок: Тогда я понял, что п..


Тогда я понял, что передо мной сидит та, которая сумела найти способ сочетать богатый внутренний мир человека с серым и приземленным миром его окружения.
Она была той самой золотой серединой, поисками которой я занимался столько лет. Как волны накатывают на берег, желая ухватить в свой плен как можно больше песчинок, так и она пыталась поймать в свой альбом все грани человеческой натуры и показать все стороны ее жизни.
Я поднял глаза и встретился с ее пристальным, цепким взглядом.
Я молчал. Не потому, что не знал, что сказать, просто слова в эту минуту казались лишними.
Это новое чувство, пускающее свои корни во мне, пока было безымянным. Не имеющее форму, оно грозило стать вздохом на моих губах и, сорвавшись с них, могло легко рассеяться в воздухе.
Желание не потерять ее, постараться удержать возле себя, было для меня новым и волнующим. Впервые я хотел узнать о ком-то все: начиная с ее эмоций и чувств, заканчивая ее желаниями и стремлениями. Я желал заглянуть в тот новый, чужой мир и рассказать ей все о своем. Я знал, что она способна меня услышать и понять. Впервые за столь долгое время мне было не все равно.
И снова, как и в тот момент прозрения, мои губы тронула улыбка.
…Тихий скрип за спиной и, скользнувший по комнате, мягкий голос:
- Владимир?
Обернулся к ней, краешком сознания все еще пребывая в воспоминаниях о тех днях, что привели меня сюда.
Она сама подходит и медленно присаживается напротив меня. Ее нежные пальцы скользят по моему лицу.
- Ты в порядке? – улавливаю взволнованную нотку в ее ласковом голосе и теплоту во взгляде.
- Это был я. Да? – Тень сомнения все еще живет во мне, пытаясь скрыть ту правду, что уже давно была частью меня. – Поэтому ты хотела, чтобы я пришел сюда. Поэтому ничего не говорила о нем, когда я спросил.
- В тот день, когда ты увидел портрет, я читала на твоем лице искреннее удивление. Ты смотрел на себя, но отчего-то не узнавал. Я не понимала, как такое возможно, но проговорив с тобой весь путь до Петербурга, сумела разгадать главное. Ты пытался спрятаться от самого себя, придумывая образы тех, кем ты пытался, но так и не мог стать. Их было так много, что ты умудрился забыть свое истинное лицо. Глупо? Да, ведь какую бы маску ты не примерил на себя, как бы ни пытался вжаться в какие-то рамки - спрятаться истинному тебе никогда не удастся. Это есть в твоих глазах: глубина, сила, стойкость.– Ее руки убирают челку с моего лица. - Мне действительно жаль тех, кто все эти годы смотрел на тебя и не видел этого. Я с трудом могу поверить, что я первая кто смог «поймать» тебя настоящего. Чтобы помочь тебе увидеть себя, я попросила вернуться сюда, в место, которое было и остается частью тебя. Тут ты сам должен был понять, кто ты.
- Искал то, что не было потеряно... – Протянул я, постепенно принимая то обстоятельство, что ей удалось поймать черты человека, которым я когда-то был и кого считал полностью для себя потерянным. Но как оказалось - этот человек никуда не исчезал.
Я беру ее лицо в свои руки и, пристально всматриваясь в эти чудесные небесные глаза, шепчу, словно опасаюсь спугнуть это мгновение.
- Ты мое спасение. Я никогда тебя не отпущу.
Ее руки ложатся поверх моих, губы расцветают в счастливой улыбке.
- Я никогда тебя об этом не попрошу. – Отвечает она и целует меня.
Лучик солнца, пытаясь спрятаться от наступающей грозовой тучи, скользнул в распахнутое окно и не найдя иного места, укрылся в ее волосах. Преследовавший его порыв свежего ветра скользнул по всей комнате и, заметив его сияние, взметнул ее волосы в радостном вихре.
Я поднял руку и нежно коснулся мягкого локона, пойманного в его воздушные сети.
Золотой. Не только цвет ее волос, но и цвет открывшегося мне сердца.
Достоин ли я его? Если нет, то приложу все свои усилия, чтобы это исправить.

Конец


_____________________
В людях не так смешны те качества, которыми они обладают, как те, на которые они претендуют.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Причуда




Сообщение: 429
Репутация: 17
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.09.11 13:40. Заголовок: Какая зарисовка. Чут..


Какая зарисовка. Чуть надрывный ритм повествования перекликается с метаниями Владимира. Когда целый мир сосредоточен в одном единственно близком человеке, пустоту от его ухода очень сложно восполнить. Жаль что они с отцом не смогли стать друг для друга утешением, это были первые кирпичики в стену между людьми и Владимиром.
Aspia пишет:

 цитата:
Я никогда не предпринимал попыток удержать их. Друзья быстро теряли свой статус таковых, вначале становясь обычными знакомыми, а затем просто очередным лицом в толпе. Все они легко исчезали из моей жизни, как только я понимал, что они пытаются урвать часть меня, или стать настолько важными в моей жизни, чтобы предпринимать попытки повлиять на ее ход. Мне это было ненужно.



Поиски чего-то теплого и родного, что потеряно вместе с мамой, заставили, как мне показалось, его во всех видеть холодных безразличных людей, то есть себя опустошенного. В какой-то мере, герой сам виноват в отчуждении, сложившемся вокруг него. Хорошо что Корф потерял бдительность и уснул, забыв ощериться колючками и впустил в свою жизнь новое тепло, близкого человека,. девушки-художницы. Очень теплый рассказ, ложащийся в воображение картинками-акварелями.
Aspia пишет:

 цитата:
На одной странице я увидел пожилого мужчину одиноко сидящего на скамейке и крошащего кусочек хлеба для воробьев, слетевшихся к его ногам. Его лицо было размыто сочетанием длинных и коротких штрихов, но по тому, как горе скрутило его спину, как одиночество коснулось его рук, я мог сказать, насколько несчастлив этот человек.


Это кусочек такой удачный, комок к горлу подкатывал когда читала. Я тоже увидле перед глазами этот рисунок и синий шарф . Спасибо за зарисовку.


— Без ферзя король беззащитен.
— Почему это?
— Не знаю… Нет сил для борьбы. Король любил королеву.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Сладкоежка




Сообщение: 9194
Репутация: 81
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.09.11 19:13. Заголовок: Так и не смогла реши..


Так и не смогла решить, Анна или Соня выведена героиней рассказа :) Локон вроде золотой, а в чертах лица и добром нраве видится Сонечка, не считая пристрастия к рисованию Но герой нашел в ней вторую мамочку - ту, по которой так тосковал и без кого ему так трудно было существовать на свете. Этой потребностью в подпорке Владимир здесь очень похож на себя сериального. Надеюсь, он сумеет-таки обрести внутренний стержень, который тут ему никто не собирается выгрызать, как в БН :)

Мариша, спасибо Очень трогательная история.

---------------------------------
Здоровью моему полезен русский холод (с) Пушкин

Третье отделение не убеждает, а предупреждает :)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
пани Роза




Сообщение: 3981
Репутация: 59
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.09.11 11:31. Заголовок: Меня тронули чувства..


Меня тронули чувства Владимира к матери. Очень проникновенно написано.

______________________
Bésame, besame mucho...
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Фея Драже




Сообщение: 1410
Репутация: 38
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.09.11 18:39. Заголовок: У Марины всегда очен..


У Марины всегда очень глубокие психологические истории получаются. Читаешь и погружаешься полностью. "Цвет любви" мне понравился теплотой, с которой описана любовь сына к маме.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 67
Репутация: 14
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.09.11 17:08. Заголовок: Aspia пишет: "Ц..


Aspia пишет:

 цитата:
"Цвет любви"

Очень проникновенный и трогательный рассказ. Aspia, вы настолько тонко и психологично написали портрет Владимира, спасибо вам!

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 173 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  2 час. Хитов сегодня: 253
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет