АвторСообщение
Gata
Сладкоежка




Сообщение:1536
Репутация:10
ссылка на сообщение  Отправлено:01.09.09 18:32.Заголовок:"Восток", приключенческий сериал (часть 1)




Предисловие:

Представляю вашему вниманию, дорогие читатели, новую версию нашего любимого «Востока». Эта версия отличается от первоначального варианта, многие линии существенно переработаны, но спешу вас успокоить – всё самое главное сохранено, а кое-где даже расширено.
Хочу выразить огромную признательность Розе, моему первому критику и соавтору некоторых новых сцен – без ее помощи мне бы не удалось поднять пьесу на качественно новый уровень. Нежное спасибо Клепе за ее замечательные скрины, без которых мне в сто раз сложнее было бы рисовать иллюстрации.
Отдельное спасибо Эйлис и Розе за то, что вытащили меня (и не только меня) из уютного тулупчика фарса и заставили примерить более элегантный костюмчик драмы. Играй мы в обычной своей фарсовой манере – это было бы, конечно, и весело, и интересно, но не заставило бы так переживать за героев и не запомнилось так надолго, вызывая желание вновь и вновь возвращаться к этому сюжету.
Бесконечная благодарность моим партнерам по игре – Ксенчик, Клепе, Царапке, Брете, Баронессе Анастасии, - тем, кто создал чудесные, неповторимые образы, но по объективным причинам не мог постоянно присутствовать в игре, зато сообщил своим персонажам нужный вектор, который помог мне достроить то, что осталось не достроенным во время игры.
Эту работу я посвящаю всем обитателям Усадьбы, моим дорогим и любимым друзьям – старым и новым. Приятного (надеюсь) чтения!
Ваша Gata.

Скрытый текст


Продолжение здесь


P.S. Все иллюстрации кликабельны.

Спасибо: 0 
Профиль
Ответов -123 ,стр: 1 2 3 4 5 6 7 All [только новые]


Gata
Сладкоежка




Сообщение:2018
Репутация:11
ссылка на сообщение  Отправлено:27.09.09 15:45.Заголовок:СЦЕНА 13. Ольга: (в..


СЦЕНА 13.

Ольга: (в бешенстве стучится в запертую дверь каюты и истошно кричит) Пся крев! Палант! (непереводимая игра слов) Откройте немедленно, выпустите меня! (устав, опускается вдоль двери на пол и плачет) Только не на этом корабле, матка Боска!
Бенкендорф: (проходя мимо, качает головой) Ну и ну, княжна и бывшая фрейлина выражается, как драгун! (громко) Раньше, чем выйдем в открытое море, и не думайте получить возможность свободного передвижения по кораблю! (подумав) А то и до самого Константинополя... (выходит на верхнюю палубу)
Ольга: (немного успокоившись, оглядывает себя и каюту, с мрачным юмором) Замечательно! Из необходимого для морских прогулок на мне только рубины и плащ Бенкендорфа.

СЦЕНА 14.

Забалуев: (карабкаются с княгиней по веревочной лестнице на борт корабля) Ах, Марья Алексеевна, до чего же вы пышны!
Княгиня Долгорукая: Да, вы правы, Андрей Платонович. Надеюсь на морском воздухе немножко похудеть.
Забалуев: Нет-нет, зачем портить такую красоту?!
Княгиня Долгорукая: Разве может женщину испортить изящество?
Забалуев: Помилуйте, Марья Алексеевна, вы вся – одно сплошное изящество! На мой вкус, если бы еще чуть-чуть прибавить… вот здесь… (легонько касается груди) и здесь… (спускается рукой ниже талии) то был бы полный восторг!
Княгиня Долгорукая: (кокетливо хихикает) Ах, Андрей Платонович, какой вы, право, проказник!
Забалуев: Ценитель изящного! (стискивает княгиню в объятьях)
Княгиня Долгорукая: Как голова закружилась! Не упасть бы…
Забалуев: Не упадем, я вас держу крепко! (чмокает ее в шею, болтаются на веревочной лестнице в нескольких футах от борта)
Княгиня Долгорукая: И вниз-то взглянуть страшно, на эдакую-то высоту вскарабкались…
Забалуев: (сладострастно причмокивая губами) Зачем же вниз смотреть, смотрите на меня, нежнейшая моя Марья Алексеевна, я вас еще и не к таким эмпиреям вознесу! (впивается поцелуем в ее шею)
Княгиня Долгорукая: Ох! Что вы со мной делаете, Андрей Платонович! (томным голосом) Я сейчас умру… Чувствую, как душа от тела отделяется…
Забалуев: (проследив взглядом упавший в море предмет) Никак нет-с, не душа… Это подвязка сорвалась с вашей дивной ножки!
Княгиня Долгорукая: (стонет) Пощадите мою стыдливость, Андрей Платонович!



Забалуев: Вы требуете невозможного, чудеснейшая Марья Алексеевна! Всякий, кто сподобится счастья оказаться в такой вашей близости, разве ж способен будет помышлять о чем-то ином, кроме… (тянется губами к ее декольте)
Княгиня Долгорукая: (отвешивает Забалуеву пощечину) Как вы смеете… негодяй… сказать, что я могу со всяким!.. (отвесив еще одну пощечину, вырывается из объятий Забалуева и карабкается вверх по лестнице)
Забалуев: (снизу, жалобно) Марья Алексеевна, как вы могли подумать… что я могу подумать… (получив по лбу каблуком) Аж искры из глаз! Умопомрачительная женщина!
Бенкендорф: (наверху подает княгине руку, помогая перебраться через борт) Осторожнее, мадам!
Княгиня Долгорукая: Благодарю вас, граф! (про себя) Ох, кажется, и вторая подвязка лопнула…
Бенкендорф: (сделав вид, что не заметил упавшей на палубу подвязки) Восхищен вашей отвагой, княгиня, но право – стоило ли подвергать себя такому риску и неудобствам, когда гораздо проще было взойти на корабль по трапу?
Княгиня Долгорукая: Ах, и не говорите, граф, я уж сама пожалела… (обмахивается веером) Да Андрей Платонович сбил меня с толку!
Бенкендорф: Рад видеть вас в добром здравии. При нашей прошлой встрече в Смоленске оно казалось несравненно хуже.
Княгиня Долгорукая: Это опять Андрей Платонович, подучил меня так говорить, заботясь о моей репутации… (прикидывается смущенной) Я почтенная вдова, мать троих детей, мне не к лицу открыто путешествовать с чужим мужчиной.
Бенкендорф: Где же он сам, отчего стесняется к нам присоединиться?
Забалуев: (стонет из-за борта) Я не стесняюсь, у меня поясницу прихватило…
Бенкендорф: (жандармам) Помогите господину Забалуеву! (предводителя втаскивают на борт)
Княгиня Долгорукая: Александр Христофорович, коль вы уж так любезны, не прикажете ли вашим людям поднять и наши саквояжи? Они привязаны к нижней ступеньке лестницы.
Забалуев: (хвастливо) Мое изобретение! Чтобы, значит, лесенку-то ветром не раскачивало.
Бенкендорф: (делает знак жандармам, те втягивают веревочную лестницу на борт вместе с саквояжами) Ваша изобретательность, господин Забалуев, вызывает во мне не меньше восхищения, чем смелость княгини! (галантно целует МА руку, про себя) Где больше грозит вреда от сего предприимчивого дуэта – на борту или на берегу? Нет, пожалуй, их полезнее иметь перед глазами, как и пани Огиньскую… (вслух, жандармам) Досмотрите вещи новых пассажиров, все склянки и порошки – за борт, бумаги – мне.
Княгиня Долгорукая: (с возмущением) Я не позволю рыться в моем белье!
Бенкендорф: Прошу прощения, мадам – маленькая таможенная формальность.
Княгиня Долгорукая: Там личные письма!
Бенкендорф: Их содержание вы можете доверить мне, как попу на исповеди.
Забалуев: Но мазь! Моя мазь от радикулита! Ее нельзя за борт!
Бенкендорф: На корабле превосходный доктор и не менее превосходная аптека.
Княгиня Долгорукая: (про себя) Хорошо, что главное мое оружие я храню в надежном месте! (ощупывает на груди пузырек с ядом)
Бенкендорф: (жандармам) Покажите княгине и господину Забалуеву их каюты.
Забалуев: Рядышком, я надеюсь?
Бенкендорф: Андрей Платонович, вы же не хотите погубить репутацию дамы?
Княгиня Долгорукая: Александр Христофорович, как вы галантны! (за спинами жандармов делает Забалуеву страшные глаза, тот ей подмигивает с бодрым видом)
Бенкендорф: (шепотом, жандармам) Обоих – под негласный арест! Как стемнеет, из кают не выпускать.

Спасибо: 0 
Профиль
Gata
Сладкоежка




Сообщение:2019
Репутация:11
ссылка на сообщение  Отправлено:27.09.09 15:50.Заголовок:СЦЕНА 15. Мари: (си..


СЦЕНА 15.

Мари: (сидя в плетеном кресле на верхней палубе, любуется Александром, который прогуливается возле трапа; густую шевелюру наследника треплет легкий бриз) Как же он красив… (вздыхает)
Нарышкина: (любуясь своим отражением в маленьком зеркальце) Да, его высочество необычайно хорош собой.
Лиза: Он, кажется, немножко обгорел на солнце.
Нарышкина: Его высочество?!
Лиза: Нет, ваш носик, Кати.
Нарышкина: Ах, Лиз, вам язвить совершенно не к лицу – еще меньше, чем веснушки!
Анна: (смотрит на других фрейлин с испугом)
Мари: Не обращайте на них внимания, Анни! Если запретить им пикироваться, они и сами умрут от скуки, и нас уморят. Но какой ужас – то, что вы мне рассказали! Я до сих пор поверить не могу. Граф Кайзерлинг, такой почтенный господин…
Кайзерлинг: (прогуливаясь по палубе, издалека посматривает на дам) Гм... выбор хоть куда. И турки, и персы будут довольны, не говоря уж о японцах.
Анна: (принцессе) Князь Андрей советует мне пожаловаться его высочеству…
Лиза: Мой брат только советует, а я пойду и пожалуюсь, если ты, Анечка, сама не отважишься!
Анна: Но у господина Кайзерлинга такой сильный покровитель… (понизив голос) шеф жандармов…
Мари: Я убеждена, что граф Бенкендорф откажется покровительствовать похитителю женщин, когда узнает всю правду!
Нарышкина: (фыркает) Граф сам с удовольствием похищает женщин.
Мари: Кати, что за вздор!
Нарышкина: (обиженно отворачивается к зеркальцу, сама с собой) Ну, и зачем говорить правду, если ей никто не верит?



Бенкендорф: (прохаживается вдоль пирса, краем глаза следит за Никитой, который вкатывает по мосткам на палубу последнюю винную бочку) Богатырь! (с усмешкой) Сорокаведерную бочку ворочает, будто она пустая… (вдруг с подозрением сузив глаза, подходит к Никите) Стой! Что в этой бочке?
Никита: Дык… это… винище, барин… чему ж еще там быть? (оглядывается на Андрея)
Андрей: (быстро подсказывает) Портвейн!
Бенкендорф: (постучав по бочке костяшками пальцев и прислушавшись к гулкому звуку) Портвейн, говорите? (подзывает двух жандармов) Выбить дно! (Андрей с Никитой тревожно переглядываются)
Александр: (подходит, недовольный) Что здесь происходит, господин граф?
Бенкендорф: Сейчас узнаем, ваше высочество. (жандармы вскрывают бочку и вытряхивают из нее на пирс слегка помятого Владимира)
Владимир: (не растерявшись, вскакивает на ноги и прищелкивает каблуком, приветствуя цесаревича) Ваше высочество, барон Корф прибыл к указанному вами месту встречи!
Александр: (радостно) Я был уверен, что вы не опоздаете, барон!
Бенкендорф: (Владимиру, сурово) Как вы посмели нарушить запрет императора, господин Корф?
Александр: (вмешивается) Барон прибыл сюда по моему распоряжению!
Бенкендорф: (жестко) Всякий верноподданный обязан повиноваться одной воле – императорской. (жандармам, указывая на Владимира) Арестовать его! (Андрею) Вас, князь, не арестуют только потому, что вы, согласно этикету, обязаны сопровождать наследника престола. Однако по возвращении в Петербург о вашем участии в сем заговоре будет доложено государю, что, не сомневаюсь, положит конец вашему адъютантству.
Александр: (очнувшись от короткого замешательства, в которое был повергнут решительными действиями шефа жандармов) Господин граф, что это за произвол?!
Бенкендорф: Я выполняю приказ императора, ваше высочество.
Александр: Мой отец далеко, я – глава миссии, и здесь приказываю (подчеркивает надменно) только я!
Бенкендорф: Приказы государя действуют на всей территории Российской Империи.
Александр: Особенно приказы, продиктованные вами, господин граф, не так ли? Это вы настроили моего отца против Владимира!



Бенкендорф: Создать дурную репутацию барону Корфу лучше самого барона Корфа не смог бы никто. (жандармам) Отвезти арестованного в местную тюрьму, а это… (быстро пишет записку и прикладывает к ней свою печать) приказ содержать его там вплоть до нашего возвращения.
Владимир: (держится бодрячком) Благодарю за честь, ваше сиятельство!
Александр: (Бенкендорфу) Господин граф, прекратите самоуправствовать! Владимир останется со мной, в качестве моего второго адъютанта. Не заставляйте меня применять силу и писать отцу трагическое послание о том, что его верный слуга упал за борт...
Бенкендорф: Боюсь огорчить ваше высочество – я умею плавать.
Кайзерлинг: (Андрею) Не желаете ли сделать ставки - чья возьмёт?
Андрей: (сердито сверкнув на него стеклами очков) Уж вы-то, не сомневаюсь, поставите на вашего покровителя!
Мари: (сбегает по трапу на причал, Бенкендорфу) Господин граф! Я прошу вас оказать снисхождение барону Корфу и позволить ему плыть с нами. Барон – смелый и благородный человек, сегодня он предотвратил похищение моей фрейлины.
Александр: Мари, вы не должны унижать себя просьбами перед господином жандармом!
Мари: (слегка обиженно) Разве просить за друзей унизительно?
Бенкендорф: Не знал, что барон Корф имеет честь быть вашим другом, принцесса.
Мари: Барон – друг Александра и моей любимой фрейлины Лизы, а значит – и мой друг тоже. (просительным жестом дотрагивается до руки графа) Пожалуйста, Александр Христофорович, разрешите Владимиру ехать с нами!
Бенкендорф: (размышляет) Если откажу, приобрету еще одного недоброжелателя, от чьего недоброжелательства вреда большого не будет… а вот из приязни можно извлечь определенную пользу – Александр Николаевич невесту любит мало, чувствует за то перед ней вину, и из чувства вины готов будет пойти навстречу ее пожеланиям… (ухмыльнувшись) правильным пожеланиям. (вслух, принцессе) Барону Корфу можно позавидовать, ваше высочество… (почтительно целует ей руку) Когда б у всех арестантов нашлись такие заступницы, тюрьмы бы опустели. (делает знак жандармам отпустить Владимира)
Мари: Спасибо, Александр Христофорович!
Бенкендорф: Всегда к услугам вашего высочества.
Владимир: (опускается перед принцессой на одно колено и с чувством лобызает ей руку) Благодарю мою великодушную избавительницу!
Александр: (Бенкендорфу - тихо, сквозь зубы) Не знаю, что вы задумали, господин граф – вы бы не уступили просто так, не преследуя какого-то своего корыстного интереса, но если вы намереваетесь использовать Мари против меня, предупреждаю, что я вам этого не позволю!
Бенкендорф: (тоже вполголоса) Я действую исключительно во благо вашего высочества.
Александр: Только у нас с вами разные понятия об этом благе.
Бенкендорф: Надеюсь, что рано или поздно они совпадут.
Александр: (вспылив) Никогда! Вы забываетесь, граф! Терпеть нравоучения я буду только от его величества, моего отца, а вы – всего лишь начальник моей охраны! Занимайтесь оружием, провиантом, шпионами, и перестаньте приставать к моим друзьям!
Бенкендорф: (по-прежнему тихо) Пристают - ваши друзья к девицам неэлегантного поведения, а я отвечаю за безопасность миссии, которую ваше высочество возглавляет. И если в пути из-за молодецкой удали барона Корфа (кивает на Владимира, который с громким хохотом откупорил бутылку шампанского, сбив пробкой с Андрея очки) случится какая-то неприятность, я и только я один буду держать за это ответ перед государем-императором, не оправдываясь приказом вашего высочества или просьбой принцессы. (поклонившись, удаляется)
Владимир: (подходит, на ходу наливая из бутылки шампанское в невесть откуда взявшийся бокал) С победой, ваше высочество!
Александр: (залпом осушает бокал) С победой, барон! Хоть нам и пришлось повоевать, но тем ценнее наш триумф! (подмигнув Владимиру) Продолжим праздновать на борту, князь Андрей по моему приказу сделал внушительные запасы вина. (подает руку принцессе) Я вас провожу обратно на корабль. (заметив, что она на него дуется) Простите, Мари, я не хотел вас обидеть.
Мари: (поднимаясь с Александром по трапу) Я понимаю, вы были расстроены из-за вашего друга. Но мне кажется, господин Бенкендорф охотнее пошел бы вам навстречу, если бы вы были… менее резки… (смущается, спохватившись, что читает цесаревичу нравоучение)
Александр: (подумав и вздохнув) Вы правы, Мари… А я был неправ… Бенкендорф – верный пес, и никогда не укусит, но может изрядно попортить кровь своим ворчанием. Лучше жить с ним в ладу. Спасибо вам, Мари, вы ангел! (целует ей руку и, проводив до плетеного кресла на верхней палубе, спешит к Бенкендорфу) Александр Христофорович! Предлагаю заключить мир. Мы же не враги с вами. И вы прекрасно знаете, что мне, для моего спокойствия нужны лишь мои друзья. И вы так же знаете, что Владимир верный слуга государя и мой друг. Во всем остальном я полностью вам доверяю, и прошу меня простить за некую резкость...
Бенкендорф: Ваше высочество, я никогда не находился с вами в ссоре. Желаю вам приятно повеселиться в компании друзей, а я отправлюсь охранять ваше веселье.
Александр: (провожает взглядом графа) Во всяком случае, вам приятны мои извинения... (подзывает к себе Владимира и Андрея) Итак, мы готовы поднять тост за отплытие?



Спасибо: 0 
Профиль
Gata
Сладкоежка




Сообщение:2020
Репутация:11
ссылка на сообщение  Отправлено:27.09.09 15:52.Заголовок:СЦЕНА 16. В море Че..


СЦЕНА 16. В море

Через несколько часов, берегов уже не видно. Пассажиры разбрелись кто куда.
Полина: (жалобно стонет, упав в каюте Лизы на сундук) Лизавета Петровна, что со мной? Я умираю, да? Я не хочу! Я еще столько гад... всего не сделала! Я слишком красива и молода!
Лиза: У тебя, милая, морская болезнь. Придется все путешествие тебе провести лежа (сочувственно).
Полина: Лежа? Взаперти? (хнычет) Лучше бы я вернулась к Пульхерии Иннокентьевне…
Лиза: (пудрит носик перед зеркальцем) Чтобы вредная Кати не завидовала моим веснушкам… (Полине) Говоришь, сильно сердитая твоя Пульхерия Иннокентьевна?
Полина: Ох… я уж и не знаю, кто злей – она или хворь эта морская…
Лиза: А мне Владимир говорил, что нашел добрую старушку, за усадьбой и за Анечкой присматривать. Впрочем, Анечке теперь присмотр не нужен, ее мой братец окружил самой пристальной заботой… (хихикает) Однако мне пора идти, спасать ее высочество от Кати. (Полине) Лежи уж тут, болезная, только конфеты мои не ешь! Все равно они от морской болезни не помогают. (уходит)
Полина: (стонет и охает, хватаясь то за голову, то за живот) Ой, не могу… ой, помру… (согнувшись в три погибели, добирается до Лизиной бонбоньерки, вытаскивает несколько конфет, жует) И правда, не помогает… (снова хватается за живот) Ой, помру, помру… (выползает на палубу) Хоть напоследок воздуха глотнуть…
Никита: (подходит) Полька, чего это ты вся зеленая?
Полина: Ох, Никитушка, худо мне… видать, смерть моя пришла…
Никита: Погоди помирать, отведай лучше винца кисленького! Всё как рукой снимет!
Полина: А ты уверен, что поможет?
Никита: Поможет, конечно! Владимир Иванович говорит - вино от всего помогает! (даёт ей бутылку)
Полина: (берет бутылку и отхлебывает немного) Правда, полег... О нет... (отхлебывает еще и со стоном) это что ж, мне в обнимку с бутылкой всю дорогу придется?!
Никита: Не бойся, спиться не успеешь!



СЦЕНА 17.

Писарев: (обиженный, что его не пригласили на пирушку к наследнику, бродит по кораблю, натыкается на двух жандармов, которые наблюдают за дверью в каюту Забалуева, прячась за бочкой) Скучаете, господа? А я вам принес лекарство от скуки! (достает из кармана непочатую бутылку вина)
1-й жандарм: Мы на службе, Серж…
Писарев: Какая служба, господа? (по-свойски присаживается рядом, ставит на бочку бутылку) У вас найдутся стаканы? (жандармы переглядываются и вздыхают) Чего вы боитесь? Никуда не денется ваш подопечный, куда ему деваться-то отсюда… вплавь до Константинополя, ха-ха? (откупоривает бутылку) Если нет стаканов, можно из горлышка… мы не какие-нибудь чистоплюи из высочайших адъютантов, которые и в походе вкушают на фарфоре, с крахмальными салфетками… а нами, честными жандармами, брезгуют!
2-й жандарм: Вы правы, Серж, не жалуют нас эти носители аксельбантов.
Писарев: К черту их вместе к аксельбантами! Давайте выпьем за нас, господа! (бутылка идет по кругу и быстро пустеет) Может, метнем банчишко? (подмигнув, достает колоду карт, жандармы, оживившись, придвигаются ближе)
Забалуев: (тихонько приоткрывает дверь из своей каюты и выглядывает наружу) Так-так-так… (заметив, что его сторожа увлечены игрой в карты, довольно хрюкает, выскальзывает из каюты и на цыпочках пробирается по палубе)


Спасибо: 0 
Профиль
Ответов -123 ,стр: 1 2 3 4 5 6 7 All [только новые]
Тему читают:
-участник сейчас на форуме
-участник вне форума
Все даты в формате GMT  2 час. Хитов сегодня: 85
Права: смайлыда,картинкида,шрифтынет,голосованиянет
аватарыда,автозамена ссылоквкл,премодерациявкл,правканет