АвторСообщение
Барышня




Сообщение: 1117
Репутация: 23
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.01.10 15:07. Заголовок: "Непостижимость", мелодрама (ч. 2)


Название: Непостижимость
Автор: Klepa
Рейтинг: PG -16
Жанр: мелодрама
Герои: Анна, Владимир и другие
Отказ: не ищу коммерческой выгоды.
Размещение рассказа вне форума только с согласия автора

Примечание: крепостным Вовка был только у Владуси в фике «А что если наоборот», но там была БН с юмором и наоборот. А если «перевернуть» положения Анна и Владимира, но больше ни в чем, не соприкасаясь в сюжете с самим сериалом?
Примечание 2: Исторические неточности ДОПУСТИМЫ.

Клип по ФФ здесь

Ты был испуган нашей первой встречей,
А я уже молилась о второй, -
И вот сегодня снова жаркий вечер...
Как низко солнце стало над горой...
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 20 [только новые]


Барышня




Сообщение: 1367
Репутация: 33
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.03.10 19:25. Заголовок: Глаша поняла, что Ан..


начало продолжения в пред. теме

Глаша поняла, что Анна и Владимир о чем-то договорились, но не разобрала, о чем. Позже она пришла к Варе на кухню и спросила:
- А правда, что между Анной Ивановной и конюхом Владимиром что-то есть?
- Да как тебе не совестно! – накинулась на нее кухарка. – Живешь в доме без году неделя, а уже про хозяев начинаешь сплетничать! Анна Ивановна чистая душа, и в ни чем дурном не была замечена.
- Так, может, никто и не пытался заметить? – пожала плечами Глаша. – Ты что, ополоумела?! – вскричала она, когда Варя больно шлепнула ее полотенцем.
- Вон с моей кухни, и не смей наговаривать на барышню! И Владимира оставь в покое! Я видела, как ты на него смотришь, – погрозила она Глаше пальцем. - Он мне как сын! Хочешь остаться в этом доме, веди себя достойно.
Горничная, фыркнув, убежала. Она дошла до конюшни и, увидев Владимира, притаилась за дверью.
- Глаша, зачем ты за мной следишь? – не оборачиваясь, спросил конюх.
- И не думала даже, – возразила та, входя на конюшню. – Наша барышня тебя любит.
Владимир напряженно замер, но быстро взял себя в руки.
- Анна Ивановна очень добрая барышня.
- Но не ко всем, – пожаловалась Глаша. – Тебя она любит пуще других, – проворковала она, приближаясь к нему. – За какие такие заслуги, а Володенька? – спросила она, приблизившись к нему вплотную.
Конюх обошел преградившую ему путь горничную и, убрав седло, ответил:
- Права Анна Ивановна, долго ты в этом доме не задержишься.
Глаша нарочито громко рассмеялась, потом оборвала свой смех.
- Значит, я не ошиблась в своих предположениях.
- Да как ты смеешь порочить имя баронессы! – вскипел Владимир, схватив горничную за плечи, и хорошенько встряхнул. – Ты думаешь, я не понимаю твои игры?
Глаша немного испугалась гнева конюха, но виду не подала. Она прижалась к нему всем телом.
- Какие игры, Володенька? Ты мне очень нравишься, – она потянулась к его губам, но парень отпустил ее и отступил на шаг назад.
- Глаша, держись от меня подальше. Ты мне противна, – добавил Владимир, и вышел из конюшни.
- Ах, так! – воскликнула горничная. – Но погодите, я узнаю, о чем вы шептались, и почему вы так нежно смотрите друг на друга, когда думаете, что вас никто не видит. Одно поражение не означает проигрыш в войне! – и упрямо тряхнув головой, Глаша удалилась из конюшни.


Уставшие, но довольные Корфы и Шубины возвращались домой. Бал удался на славу. Анна дремала на плече Иван Ивановича. Барон обнял дочь и смотрел в окно, глядя на мелькавшие за окошком кареты поля и перелески. На балу Иван Иванович возобновил давнее знакомство с князем Суворовым и графом Глебовым. У обоих были сыновья. Молодой Суворов был хорош собой и носил чин капитана, сын Глебова военной карьере предпочел хозяйство и успешно занимался разведением породистых лошадей.
- Иван Иванович, дорогой мой, я был бы счастлив с вами породниться, – в дружеской беседе за бокалом вина сказал Петр Петрович Суворов. – Но я за браки по любви, мы с Александрой Васильевной прожили все годы душа в душу, потому что любили друг друга.
- Как здоровье уважаемой княгини? – учтиво спросил барон.
- Благодарю, после возвращения из Пятигорска она чувствует себя гораздо лучше, – ответил князь Суворов. – Нужно представить наших детей друг другу. Илья! – окликнул он сына.
- Да, отец.
К ним подошел высокий голубоглазый молодой человек. Офицерский мундир ладно сидел на его статной фигуре.
- Илья, дочь барона Корфа, Анна, девица на выданье, присмотрись к ней, - негромко сказал ему отец. - Она красавица.
- Но… - попытался возразить Илья.
- Никаких но! – оборвал его отец.
Тем временем барон подозвал к себе дочь.
- Батюшка, что-то случилось? – подошла Анна.
- Да, я хочу познакомить тебя. Это князь Илья Петрович Суворов. А это моя дочь, баронесса Анна Ивановна Корф.
- Баронесса, – галантно поцеловал ей руку Илья. – Я сражен вашей красотой.
Анна улыбнулась.
- Благодарю вас.
- Играют мазурку. Вы позволите пригласить вас?
Девушка оглянулась на отца и, встретив его одобрительный взгляд, кивнула новому кавалеру.
Молодые люди присоединились к танцующим парам.
Анна весело смеялась над шутками князя Суворова, старательно пряча от него глаза, в которых кипели невыплаканные слезы. Чуткая Лиза, заметив состояние подруги, подошла к Илье и Анне в перерыве между танцами.
- Илья Петрович, я могу похитить вашу спутницу?
- Только ради вас, Лизавета Петровна, – поклонился князь и удалился, чтобы не мешать подругам говорить.
- Аня, что с тобой? – обеспокоенно спросила Лиза.
Юная баронесса хотела отшутиться, но, увидев, что княжна не на шутку напугана, решила не скрывать правду.
- Батюшка твердо решил выдать меня замуж, и я подозреваю что, либо за князя Суворова, либо за графа Глебова.
- Разве Илья не тот таинственный возлюбленный, о котором ты мне говорила?
- Нет, – покачала головой Анна.
- А Иван?
- Нет. Илья милый человек, Иван мне нравится меньше, но ни к одному из них моя душа не лежит. Ах, Лиза! – всхлипнула юная баронесса. – Если бы ты знала, как мне тяжело веселиться, когда хочется плакать, – Анна закрыла лицо руками, сдерживая слезы.
Княжна обняла подругу.
- Анечка, успокойся. Все не так плохо. Хочешь, я поговорю с родителями твоего возлюбленного?
- Зачем? – оторопело спросила Анна, вытирая слезы ладонями.
- Ты же говорила, что они против вашего союза, – развела руками Лиза.
- Ах, Лизонька! – заплакала Анна, у подруги на плече.
- Успокойся, – говорила Анне княжна, гладя ту по спине. – Все будет хорошо.
Князь Андрей Долгорукий только кусал губы от злости, видя, как за Анной ухаживают другие кавалеры, и она принимает эти ухаживания. Кто же тот таинственный возлюбленный, о котором шептались Анна и Лиза на пикнике? Он считал, что соперников в деревне у него нет. Но с Кавказа вернулись Шубин и Суворов. К счастью, Алексей увлекся Соней, однако князь Суворов свободен в своем выборе жены. И судя по тому, как Анна улыбалась Илье, между ними возникла симпатия. Андрей от злости сломал веер, который ему отдала Лиза.
- Что с тобой? – спросила сестра.
- Прости, сломал твой веер.
- Не беда! – отмахнулась Лиза и хотела продолжить разговор, но Михаил увлек ее в круг танцующих пар, и княжна позабыла обо всем на свете.


Юная баронесса вспоминала разговор с подругой по дороге домой. Она сделала вид, что задремала, чтобы избавиться от необходимости говорить с отцом и Ариадной Сергеевной. Будущая мачеха с воодушевлением восприняла желание Ивана Ивановича выдать дочь замуж.
Самое приятное впечатление на Анну произвел Илья Суворов. Он не был так навязчив, как Иван Глебов, он не был неумелым танцором, как Андрей Долгорукий, он не пытался заглянуть к ней за корсаж, как это норовил сделать нахальный Серж Кавальи. Девушка с ужасом думала о том дне, когда отец прикажет ей выйти замуж. Анна понимала, что если она не выйдет замуж, род Корфов прервется окончательно. От этого ей становилось только хуже. Но приказать себе разлюбить конюха она не могла, как и не могла решиться рассказать отцу правду. Отец не заслужил такого удара от единственной дочери. Вчера ее остановила своим появлением Ариадна Сергеевна, и девушка была благодарна будущей мачехе, что та невольно помешала ей совершить, может быть, самый опрометчивый поступок в ее жизни.
- Анна, вы такая грустная, – говорил ей Илья. – Я не могу придумать, чем вас развеселить.
Она улыбнулась.
- У вас красивая улыбка, – просиял в ответ Суворов.
- У вас тоже, – засмеялась Анна.
Ей очень понравился Илья. Ей было с ним легко и весело. Хоть ненадолго, но общество князя Суворова отвлекло ее от грустных мыслей о скором расставании с Владимиром. И душа девушки была полна благодарности Илье, но не более. Весь вечер Суворов не отходил от Анны. Он приносил ей шампанское, пирожные, танцевал только с ней. Иван Иванович довольно улыбался, глядя на дочь и князя.
- Мне кажется, что Илья Петрович более удачная партия для Анны, чем князь Долгорукий, – шепнула барону Ариадна Сергеевна.
- Я согласен с вами, дорогая, – ответил Иван Иванович.
- Не правда ли, занятно? – улыбнулась графиня.
- Что?
- Оба молодых князя Петровичи. Вы не находите это забавным? – спросила Ариадна Сергеевна.
- Действительно, забавное совпадение! – отозвался барон.
- Иван Иванович, а я вас везде ищу, – к ним подошел старший Суворов. – Ваша дочь очаровательна, и мне кажется, Илья уже влюблен без памяти. Но я бы хотел, чтобы и она полюбила его, а не отдала ему руку, повинуясь вашему приказу.
- Князь, я уверен, что все будет как нельзя лучше, – ответил Иван Иванович. – Я не стану торопить Анну, но уповаю на вашего сына.
- Иван Иванович, - поднял руки князь Суворов. – Наш род древний и славный, мы не привыкли отступать.
- Завоевать сердце девушки - это не крепость взять, – возразила графиня.
- Согласен, любезная Ариадна Сергеевна, но определенное сходство есть, – засмеялся князь Суворов.
- Не могу возразить, – улыбнулся барон. – Арина, Анна - умная девушка, и она выполнит волю отца, – сказал он, когда Петр Петрович отошел от них.
Графиня только покачала головой. Она заметила темные тени под глазами будущей падчерицы. Хотя Анна вела себя, как обычно, Ариадна Сергеевна подозревала, что на душе у девушки лежит какой-то камень. Графиня решила вызвать Анну на откровенный разговор и выведать, что ее беспокоит.
- Матушка, вы устали? – тихо спросил Алексей.
Карета мерно покачивалась.
- Немного, Алеша, – ответила Ариадна Сергеевна. – Тебе не показалось, что Анна плакала?
- Но почему? – изумился граф. – Если ее посмел обидеть князь Суворов или кто-то другой, я заставлю его ответить… – вскричал он, но заметив укоризненный взгляд барона, осекся.
- Тише, Аннушку разбудишь.
Алексей шепотом извинился.
- Нет, Алеша, никто не обижал Анну, - продолжала графиня, - но я заметила, что ее глаза покраснели.
- Вы полагаете, что ее могло что-то расстроить не на балу, а дома? – спросил Иван Иванович.
- Не знаю. Возможно, мне просто показалось, – решила Ариадна Сергеевна.
Анна открыла глаза.
- Я разбудил вас, – смутился Алексей.
Она улыбнулась.
- Пора было просыпаться, мы уже въезжаем во двор.
Дождавшись, пока все разойдутся по своим комнатам, Анна выбралась из спальни и, осторожно ступая, вышла в холл. Дверь отворилась без лишнего скрипа. Девушка легко преодолела несколько ступенек крыльца и побежала в сторону фонтана.


Я сошла с ума, о мальчик странный,
в среду в три часа!
Уколола палец безымянный
мне звенящая оса.
Анна Ахматова
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Барышня




Сообщение: 1368
Репутация: 33
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.03.10 19:25. Заголовок: начало продолжения в..


Илья пустил коня шагом, чтобы иметь возможность разговаривать с отцом, который ехал в коляске.
- Вы разочаровываете меня, мой мальчик.
- Не понимаю, о чем вы?
- Я о баронессе Корф. Милая, красивая девушка, – Петр Петрович укоризненно посмотрел на сына.
Молодой человек повесил голову. На балу он вел себя с Анной, как вел бы себя любой воспитанный человек с красивой девушкой: учтиво и галантно. Но юная баронесса, хоть и была с ним очень мила, тоже не выказывала особого расположения.
- Отец, я однолюб, – ответил Илья. – Ничего не могу с этим поделать.
- Будь проклята твоя вспыльчивость! – вскричал князь Суворов старший. – Почему вы поссорились с княжной Репниной?
Илья отвел глаза.
- Молчишь, негодный мальчишка! Было так славно, и вдруг за неделю до объявления помолвки вы разрываете ее, не объяснив причины ни мне, ни Александре Васильевне.
- Помолвку разорвал не я, а Наташа, – буркнул Илья.
- Ах, вот как! Охотно верю, что бедная девушка не вынесла вашего гордого нрава и упрямства.
Молодой князь покраснел, едва воздержавшись от неосторожного ответа.
- Отец, это не так!
- Полноте, Илья Петрович, я не желаю слушать ваши оправдания. Княжна Репнина - славная девушка и встретит настоящего человека, который полюбит ее.
- Отец! – вскричал сын и пустил коня галопом.
- Весь в меня, – проворчал князь, наблюдая, как в клубах пыли исчезает Илья.
Илья погонял коня, ветер приятно холодил лицо. Ссора с Наташей была жива в его памяти, как будто это случилось вчера. Такая нелепая и глупая ссора, но разлучившая их навсегда. Оба были слишком горды, чтобы сделать шаг навстречу друг другу.
…Давали бал в Зимнем дворце, Илья опоздал из-за своего друга, графа Кашиньского, известного франта. Адам так долго одевался к балу, что изнывающий от нетерпения Илья готов был убить приятеля.
Когда князь вошел в бальный зал, он сразу увидел Наташу, но девушка сделала вид, что не заметила его. Илья проглотил обиду и пригласил княжну на следующий танец.
- Увы, князь, следующий танец я обещала графу Кавальи, – с мягкой улыбкой отклонила его приглашение Наташа.
Илья сжал кулаки. Ни для кого не было секретом, что француз Кавальи, имевший репутацию задиры и ловеласа, давно пытается ухаживать за Наташей, но княжна до сих пор отвергала графа. Что успело измениться за те полчаса, на которые Илья опоздал? Князю было неприятно, что его почти невеста будет танцевать с этим человеком.
- Натали, я прошу у вас прощения, – взволнованно сказал он, надеясь, что княжна сменит гнев на милость.
- Мне не за что прощать вас.
- Но я заставил вас ждать….
- Поэтому теперь подождете вы, – отрезала Наташа.
Илье оставалось только наблюдать, как княжна улыбается графу и кокетничает с ним. Когда музыка смолкла, Кавальи проводил девушку до места, неподалеку от которого стоял Илья, и поцеловал ей руку.
- Благодарю за танец, мадмуазель!
Та благосклонно ему кивнула, а француз, заметив Суворова и обменявшись с ним коротким приветствием, удалился.
Княжна обмахивалась веером, в зале было душно. Илья проводил взглядом графа, и мрачное настроение овладело им.
- Натали, вы кокетничаете с графом? – прямо спросил он.
- Что?! – вспылила Наташа. – Князь, вы забываетесь! – и, оскорбленная его подозрениями, хотела уйти, но Илья схватил ее за руку и прошептал:
- Наташа, давай не будем ссориться. Я люблю тебя. Скоро будет объявлено о нашей помолвке.
- Я тоже тебя люблю, но если ты будешь подозревать меня в непристойном поведении, то нашу помолвка так и не состоится.
- Не состоится? Чтобы ты могла беспрепятственно строить глазки Кавальи?! – вскричал Илья.
- Мне нечего больше вам сказать, – холодно отозвалась Наташа и, гордо вскинув голову, отошла от него.
Илье показалось, что это дурной сон. Он только что поссорился с девушкой, которую боготворил. На следующий день от Наташи принесли письмо, строчки которого до сих пор стояли у молодого князя перед глазами:
«Илья Петрович, мне искренне жаль, что вы неверно истолковали мое поведение на балу. Но ваша ревность открыла мне, как я заблуждалась в вас. Нам не следует венчаться и связывать наши судьбы в одну. Натали».
Почему ревность застила ему глаза, корил он сейчас себя, почему не вспомнил, как Наташа искала его глазами, когда танцевала с графом?
Илья пустил коня рысцой. Скоро он будет дома. Он должен найти способ помириться с княжной Репниной. Прошло два месяца со дня их ссоры. Илья надеялся, что в вихре балов и придворных праздников Наташа не забыла его.

Я сошла с ума, о мальчик странный,
в среду в три часа!
Уколола палец безымянный
мне звенящая оса.
Анна Ахматова
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Сладкоежка




Сообщение: 4178
Репутация: 39
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.03.10 19:39. Заголовок: Klepa пишет: Глаша ..


Klepa пишет:

 цитата:
Глаша немного испугалась гнева конюха, но виду не подала. Она прижалась к нему всем телом.
- Какие игры, Володенька? Ты мне очень нравишься, – она потянулась к его губам

На Вову везде девушки вешаются - что на барона, что на конюха

---------------------------------
Здоровью моему полезен русский холод (с) Пушкин
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Барышня




Сообщение: 1371
Репутация: 33
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.03.10 22:08. Заголовок: Gata пишет: На Вову..


Gata пишет:

 цитата:
На Вову везде девушки вешаются - что на барона, что на конюха


такова его судьба

Я сошла с ума, о мальчик странный,
в среду в три часа!
Уколола палец безымянный
мне звенящая оса.
Анна Ахматова
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Барышня




Сообщение: 1372
Репутация: 33
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.03.10 22:09. Заголовок: Около фонтана Анну ж..


Около фонтана Анну ждал Владимир.
- Володя! – девушка кинулась к нему на шею. – Я так соскучилась.
- Я тоже, – шептал он между поцелуями. – Люблю тебя! – и слышал в ответ:
- Люблю!
Анна крепче обняла Владимира. Он целовал ее лицо и, почувствовав на щеках солоноватую влагу, спросил:
- Почему ты плачешь?
- Батюшка не хочет, чтобы мы виделись, – всхлипнула Анна. – Он считает, что ты относишься ко мне не как должно.
Владимир убрал руки с ее талии.
- Барин прав.
- Нет, и слышать не хочу! – воскликнула девушка. – Обними меня, – взмолилась она и уткнулась носом в его плечо, продолжая изредка всхлипывать. – Батюшка подписал твою вольную.
Владимир замер на месте.
- Он хочет, чтобы ты покинул поместье, – прошептала Анна, крепче обнимая его, словно боясь, что он сейчас исчезнет навсегда.
Конюх прижал ее к себе, целуя волосы.
- Барин так сказал? – глухо спросил он.
- Да, – всхлипнула барышня.
- Значит, такая судьба! – вздохнул Владимир.
- Это еще не все новости, – отвела взгляд Анна.
- Ты что-то не договариваешь? Что случилось?
Она была готова сказать ему правду о грозившем ей замужестве, но не смогла.
- Аня, что случилось? – допытывался Владимир, и девушка решилась.
- Батюшка хочет выдать меня замуж, – прошептала она.
Конюх отшатнулся от нее.
- Но ты же говорила, что…
- Что никогда не выйду замуж? – перебила его Анна. – Говорила! Боже, как бы я хотела стать твоей женой! – вскричала она. – Но это невозможно, а если откажусь выходить за другого, мне останется одна дорога – в монастырь… батюшка этого не переживет… Как мне объяснить, что я не могу пожертвовать своим отцом, даже ради тебя. Как ты это не понимаешь?!
- Куда уж мне! – хмыкнул Владимир. – Кто я? Крепостной, конюх, без рода и племени.
Пощечина обожгла его щеку. Всхлипывая, Анна убежала, он не стал ее догонять. Все кончено, не успев начаться. Владимир прижал ладонь к горевшей щеке. Правильно сделала барышня, что ударила его. Только почему так больно, черт побери?! От охватившего его отчаяния Владимир запустил в росший рядом дуб камнем, лишь чудом не задев прятавшуюся за деревом Глашу.
Горничная проследила за конюхом и слышала весь разговор. Она еще не знала, как использовать то, что ей стало известно о близких отношениях между барышней и конюхом. Но в том, что это будет полезно для нее, Глаша не сомневалась. Она сделает все, чтобы Владимир не получил вольной. Он дорого заплатит за свое пренебрежение к ней. Конечно, после благосклонности барышни, расположением горничной можно пренебречь, но это не должно оставаться безнаказанным. Глаша, неслышно ступая, ушла, оставив Владимира мучиться чувством вины.
Владимир зачерпнул ладонью прохладную воду из фонтана и умылся. На небе сияли звезды, луна была яркой и полной. Самая волшебная ночь для прогулок влюбленных. А он все испортил. Пытался смягчить боль от предстоящей разлуки? Кого он пытается обмануть! Он до сих пор не верит, что Анна любит его. Даже после всего того, что между ними было, Владимир терзался сомнениями. «Хватит!» – приказал он себе. Мысль о скором и неизбежном, как он теперь понимал, замужестве барышни приносила столько мучений, что Владимир хотел бежать, куда глаза глядят. Он получит вольную и исчезнет из жизни Анны.

Анна вбежала в комнату и бросилась на кровать.
- Ненавижу, ненавижу… – шептала она, а сердце возражало: «Любишь, любишь!»
«Как он мог усомниться в моей любви? Как?!» - горестно вопрошала Анна, обнимая подушку. Дверь тихонько скрипнула.
- Владимир? – с надеждой позвала Анна, но в комнату вбежал Лучик.
- Мяу! – важно возвестил котенок о своем присутствии.
- Это ты! – обрадовалась девушка, вытирая слезы. – Лучик, почему судьба так жестока?
Котенок запрыгнул на кровать и лег на подушку.
- Мой хороший, – прошептала Анна, гладя его шелковистую шерстку. С невеселыми мыслями она заснула.

Утром за завтраком юная баронесса молчала, а отец и графиня, напротив, оживленно беседовали. Алексей отбыл по важным делам.
- Аннушка, ты почти ничего не ела. Тебе нездоровится? – с тревогой спросил Иван Иванович.
- Нет, батюшка, не беспокойтесь. Простите, я задумалась.
- Не о молодом ли князе Суворове ты грезишь? – лукаво спросила Ариадна Сергеевна.
Анна беспомощно улыбнулась.
- Как бы это было прекрасно! – мечтательно произнес барон. – Но я не буду тебя торопить.
- Благодарю вас, батюшка.
Окончив завтрак, Анна спросила:
- Позвольте мне удалиться, я хочу погулять по саду.
- Возьми с собой Никиту.
- Я буду гулять недалеко от дома, – пообещала дочь.
- Хорошо, ступай.
Анна, поцеловав отца в щеку, ушла.
- Ума не приложу, что происходит с моей дочерью! – воскликнул Иван Иванович. – Ходит сама не своя, отвечает невпопад…
- Обещаю поговорить с ней и узнать, что ее тревожит, – сказала графиня, положив свою ладонь на его руку.
- Я так благодарен судьбе, что она свела нас, Ариадна!
Иван Иванович поцеловал графине руку.
- Я тоже, друг мой.

Я сошла с ума, о мальчик странный,
в среду в три часа!
Уколола палец безымянный
мне звенящая оса.
Анна Ахматова
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Барышня




Сообщение: 1373
Репутация: 33
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.03.10 22:10. Заголовок: Анна брела по саду, ..


Анна брела по саду, стараясь избегать встреч с крепостными. Ей хотелось побыть одной. Навязчивая идея отца начала ее беспокоить. Почему он так стремится поскорей выдать ее замуж? Неужели что-то заподозрил?
Анна еще сердилась на Владимира за то, что он не верит в ее любовь. Но она действительно не может пожертвовать своим отцом ради возлюбленного. Девушка прижалась щекой к березе и, запрокинув голову, смотрела сквозь листву на небо, надеясь, что оно подскажет ей верное решение.
Владимир, оставаясь не замеченным барышней, тайком наблюдал за ней. Убедившись, что рядом никого нет, он вышел из зарослей жасмина и тихо позвал:
- Аня!
- Уходи. Я не хочу тебя видеть, – ответила она, по щеке скатилась слезинка.
- Я не могу уйти.
- Почему? – спросила девушка, не поворачиваясь к нему.
- Скоро я уйду навсегда, и если ты не хочешь смотреть на меня, не смотри, но позволь мне любоваться тобой, пока это возможно.
Она не нашлась с ответом.
- Я не знаю, как буду жить без тебя. Прости меня. Я не хотел тебя расстроить, – прошептал Владимир.
Анна сама не поняла, как оказалась в его объятиях.
- Ты обидел меня недоверием, – она сделала слабую попытку вырваться.
- Я ревновал, – признался он, целуя ее волосы.
- Ох, я слышать не хочу о моем замужестве! – вскричала Анна. – Ни слышать, ни думать об этом не хочу!
- Ты простила меня?
- Нет, – ответила она, но более не сопротивлялась.
Владимир наклонился к ней и поцеловал.
- А теперь?
- Нет, – упрямо произнесла она, но подставила губы для поцелуя.
- А сейчас?
Вместо ответа Анна обвила его шею руками и сама поцеловала его. Она почувствовала, как Владимир подхватил ее на руки и куда-то несет. Анне было все равно, лишь бы этот миг не кончался. Пьянящий запах свежескошенной травы дразнил ноздри. Он бережно опустил драгоценную ношу на сеновал.
- Ты меня простила? – серые глаза были так близко, и так пристально смотрели на нее, с немой надеждой и мольбой.
- Да, – еле слышно ответила Анна, гладя его волосы.
Владимир поцеловал ее.
Вихрь закружил их, не оставляя шансов воззвать к разуму. Любовь невозможно сдержать, особенно взаимную.
- Вот они где! – вдруг раздался над ними голос Карла Модестовича.
- О, Господи! – только и смог вымолвить Иван Иванович, увидев растрепанную дочь в объятиях конюха.
От охватившего ее ужаса Анна потеряла дар речи.
- Не ожидал я от тебя такого! – резко сказал барон Владимиру.
Конюх поднялся на ноги и помог встать Анне, загородил ее собой, давая возможность привести в порядок платье. Девушка пыталась пригладить волосы.
- Барин, это я виноват!
- Взять его! – приказал Иван Иванович.
Двое крепостных скрутили руки Владимиру, тот молчал.
- Как ты посмел! – вскричал Карл Модестович. – Так опозорить барина, который тебя вырастил, приютил в своем доме, а ты… - управляющий замахнулся, чтобы ударить конюха.
- Вы! – выдохнул Владимир, пристально глядя управляющему в глаза.
Карл Модестович невольно подчинился повелительному взгляду. Этот человек был рожден приказывать, а не подчиняться.
Анна сбросила с себя оцепенение.
- Отец, молю вас, пощадите! - еще минута, и она была готова рухнуть на колени.
- Под замок его, Карл Модестович, - приказал барон управляющему, кивнув на Владимира. - А с тобой мы позже поговорим, - бросил он дочери.
- Батюшка, молю вас! Пощадите его! – кричала дочь, захлебываясь в слезах, но отец оказался глух к ее мольбам.

- Что случилось? – встрепенулась Ариадна Сергеевна, когда увидела вернувшуюся в дом Анну - заплаканную, в мятом платье.
- Ариадна, я потом вам все объясню, – ответил барон. – Полина! - позвал он горничную. – Отведи барышню в ее комнату и запри дверь.
Полина испуганно заморгала, она еще ни разу не видела хозяина в таком гневе.
- Выполняй! – прикрикнул на нее барон.
- Пойдемте, Анна Ивановна.
Полина взяла барышню под руку, но та вырвалась и подбежала к отцу.
- Что? Что вы с ним сделаете? Он не виноват! – она опустилась на колени. - Батюшка, пощадите!
- Уведи ее! – резко повторил барон Полине и ушел.
Графиня, растерянно посмотрев на Анну и желая узнать, в чем дело, вышла вслед за Иваном Ивановичем.
Анна с помощью горничной поднялась на ноги и, всхлипывая, дала увести себя в комнату.

- Иван, объясни, что происходит? Что случилось с Анной? Почему ты гневаешься на нее?
Барон налил полный бокал бренди и залпом выпил.
- Ариадна, я так люблю мою дочь, но сейчас я в полной растерянности. Что мне делать? – Иван Иванович закрыл глаза рукой.
- Расскажите мне, что произошло, – мягко попросила графиня. – Мы скоро станем одной семьей. Позвольте мне помочь вам. Анна - прелестное создание, послушная и почтительная дочь.
Барон застонал.
- Моя дочь влюбилась в конюха! Если бы Глаша не предупредила меня, неизвестно, как бы далеко они зашли.
Ариадна Сергеевна вскрикнула.
- А если вы неверно поняли?
- Ариадна, я прошу вас, не заступайтесь за Анну! Ее поведение нельзя оправдать!
Графиня всплеснула руками.
- Но что случилось? Объясните толком! – взмолилась она.
- Я застал свою дочь на сеновале, в объятиях конюха - вот что случилось! Анна не хочет выходить замуж за князя Андрея Долгорукого, но крутит амуры с крепостным! – Иван Иванович схватила за сердце.
- Вам плохо? – испугалась Ариадна Сергеевна. – Выпейте воды, – она протянула стакан.
- Благодарю.
- Что вы теперь будете делать?
- Не знаю. Мальчишка вырос у меня в доме. Ах, я старый дурак! Как же я раньше не догадался, что нужно ограничить общение Анны и Владимира. Но я не видел в их дружбе ничего дурного.
- Не вините себя, – сказала Ариадна Сергеевна, обняв его. – Самую большую ошибку они еще не совершили.
- Надеюсь, что не совершили, – пробормотал барон, но графиня его не услышала и продолжала:
- Конюха нужно услать в поместье под Москвой, а Анну выдать замуж. Только не торопите ее. Пусть пройдет время.
Барон благодарно ей улыбнулся и поцеловал руку.
- Иван Иванович, звали? – в кабинет вошел управляющий.
- Я решил продать Владимира, но сначала нужно отправить его в поместье под Москвой. Я хочу, чтобы моя дочь и конюх никогда больше не виделись. Ты понял меня, Карл Модестович?
- Да, господин барон, – поклонился немец. – Но боюсь, пока отправить Володьку будет невозможно.
- Почему? – удивилась графиня.
- Я приказал выпороть его.
- Что? – вскричал барон. – Да как ты посмел отдать такой приказ без моего ведома?!
- Иван Иванович, простите великодушно, но управляющий должен блюсти интересы дома, в котором он служит. Я огорчен случившимся не меньше вашего. Володька совершил проступок, за который должен понести наказание, иначе остальные крепостные решат, что им все дозволено. Можно быть непочтительными с барышней, и им это сойдет с рук.
- Иван, господин управляющий прав, - негромко сказала Ариадна Сергеевна.
- Да, - подумав, согласился барон. – Извините меня, Карл Модестович, что был с вами груб.
- Я распоряжусь, чтобы подавали ужин, – графиня вышла.
- Но как мы могли допустить это?! – сокрушался Иван Иванович, обращаясь к немцу. – Почему ни вы, ни я не заметили, что моя дочь начинает питать к конюху не только дружеские чувства?
- Иван Иванович, ваша дочь еще очень молода. Если она и Володька перестанут видеться, ее чувства пройдут. Она забудет конюха. Но нужно, чтобы она вращалась среди людей ее круга, вы понимаете, что я имею в виду?
- Да.
- Господин барон… – замялся управляющий. – Я должен вам еще кое-что сообщить.
- Что? – встревожился он.
- Я боюсь, что все намного серьезней, чем мы полагали с самого начала.
- Не понимаю, куда ты клонишь.
- Я думаю, что ваша дочь и крепостной Платонов были близки, – выпалил на одном дыхании Карл Модестович.
- Что-о-о?! – вскричал Иван Иванович. – Как тебе такое в голову пришло? Моя дочь и конюх?!
- Господин барон, успокойтесь.
- Как я могу успокоиться, когда ты говоришь о моей дочери Бог знает что!
- Я предполагаю это, господин барон, – спокойно ответил Карл Модестович.
- Но почему ты так решил?
- Я первым увидел их и…
- Договаривай! – приказал барон.
- Простите, но дальше мне мешает говорить деликатность.
Иван Иванович махнул рукой.
- Карл Модестович, к черту деликатность! Мне нужно поговорить с дочерью. Я должен все узнать.
Барон вышел из кабинета.

Я сошла с ума, о мальчик странный,
в среду в три часа!
Уколола палец безымянный
мне звенящая оса.
Анна Ахматова
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Барышня




Сообщение: 1374
Репутация: 33
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.03.10 22:12. Заголовок: По пути в комнату до..


По пути в комнату дочери Иван Иванович обдумывал, как убедить ее в том, что если девичья честь под сомнением, то замужество неизбежно.
- Аннушка, я пришел поговорить с тобой.
Девушка подняла мокрое от слез лицо.
- Батюшка, во всем виновата только я.
Иван Иванович онемел. Он не ожидал, что Анна будет защищать Владимира.
- Ты понимаешь, что ты говоришь?
- Да, – судорожно сглотнула дочь.
- Мне кажется ты в шоке от случившегося, и не осознаешь всех последствий сказанного.
До последнего барон надеялся, что дочь оговорила себя.
- Батюшка, я все осознаю и понимаю, – глухо ответила Анна.
- Что ты соблазнила Владимира?! – вскричал барон, перестав изъясняться экивоками.
- Да! – тихо подтвердила дочь.
Иван Иванович схватился за сердце.
- Батюшка! – испугалась Анна.
- Девочка моя, я не верю, чтобы ты была во всем виновата. Ты ангел, в тебе не может быть ничего порочного!
- Вы идеализируете меня.
- Аннушка, – барон сел в кресло и пристально посмотрел на дочь. Та, не выдержав его взгляда, полного боли, отвела глаза. – Я понимаю, что ты могла увлечься. Я даже допускаю мысль, что ты могла влюбиться во Владимира, но не бери всю вину на себя.
Анна подошла к отцу и обняла его за плечи.
- Батюшка, я не могу быть ангелом. Я из плоти и крови. Что… – она проглотила подкативший к горлу ком. – Что будет с Владимиром?
- Я еще не решил, – задумчиво ответил Иван Иванович.
- Батюшка, это я….
- Не смей его защищать! – закричал барон.
Дочь залилась слезами.
Иван Иванович встал на ноги и решительным шагом направился к двери.
- Нет!!! – воскликнула Анна, попытавшись остановить отца. – Я умоляю вас! Пощадите его! Я молю вас, батюшка!
Барон, ничего не ответив, вышел из комнаты и снаружи запер дверь на ключ.
- Я люблю его… - простонала девушка, без сил опускаясь на пол.

Молодой князь Суворов возвращался от Корфов ни с чем. Горничная сказала ему, что барышня нездорова. Илья пожелал увидеть барона, но Ивана Ивановича не было дома, он уехал к Долгоруким. В холле показалась Ариадна Сергеевна и, увидев Илью, пригласила его пройти в гостиную и выпить чаю. Молодой человек согласился.
- Скажите, Илья, вы приехали поговорить с Иваном Ивановичем? – спросила графиня.
Молодой князь подождал, пока горничная, которая принесла поднос с чашками, чайником и вазочкой с печеньем, уйдет. Только когда Полина закрыла дверь, Илья ответил.
- Я хотел видеть Анну, но мне сказали, что она нездорова. Я надеюсь, ничего серьезного? – обеспокоено спросил он, с благодарной улыбкой принимая из рук графини чашку.
Ариадна Сергеевна покачала головой.
- Я молю Бога, чтобы Анна скоро поправилась.
- Все так серьезно? – удивился молодой князь. – Но позавчера на балу я не заметил, чтобы юную баронессу тревожил какой-нибудь недуг… - и осекся, вспомнив, какие грустные глаза были у Анны на балу. «А в болезни ли дело? – догадался он. – Не причиной ли грусти баронессы разбитое сердце?»
- Илья Петрович, вы очень приятный молодой человек, и я надеюсь, что вы будете частым гостем в нашем доме, когда Анне станет лучше, – тепло сказала Ариадна Сергеевна.
- Благодарю вас, – откланялся Илья и ушел в легком недоумении, чем он заслужил такую милость со стороны графини Шубиной.
Оставшись одна, Ариадна Сергеевна грустно вздохнула. Как жаль, что она раньше не поговорила с Анной. Может, тогда бы все не зашло так далеко? Графиня еще раз вздохнула и направилась в комнату к будущей падчерице.

Илья пустил коня легкой рысью, наслаждаясь солнечным днем. Молодой человек не сильно расстроился, что ему не удалось увидеться с юной баронессой Корф. Визит его заставил нанести отец, который за завтраком пытался убедить сына, что тот должен просить руки Анны Корф.
- Петя, не навязывай мальчику своего мнения, – вмешалась княгиня Александра Васильевна.
- Сашенька, наш упрямец может выбирать себе жену до гробовой доски, но мы-то с вами не вечны! – вспылил князь. – А мне так хочется понянчить внуков.
- Фи, папА, это так банально, – состроила гримасу сестра Ильи Светлана.
Княгиня поджала губы, но удержалась от упрека дочери.
- Я бы на твоем месте съездил и проведал Анну, – продолжал настаивать Петр Петрович.
- Хорошо, отец, – сдался Илья и, закончив завтрак, удалился, поклонившись родителям и подмигнув сестре.
- Без царя в голове, – кисло заметила Светлана, отпивая кофе.
Княгиня проводила сына взглядом.
- Света, тебе не мешало бы задуматься о замужестве, – сказал князь дочери. – Женихов в уезде не так много, как тебе бы хотелось.
- ПапА, они мне не нравятся.
Родитель тяжело вздохнул.
…Илья не спешил возвращаться домой, он поехал самой дальней дорогой и не видел кареты, которая направлялась в сторону поместья Суворовых.
Спустя два часа Илья вернулся с прогулки. Едва войдя в дом, он понял, что к ним приехали гости. Приглушенные голоса доносились из гостиной. Решив, что долг вежливости нужно отдать немедленно, Илья направился туда… и застыл на пороге, не веря собственным глазам.
- Добрый вечер, – сказала ему княжна Репнина.
- Мне нужно отдать кое-какие распоряжения. Извините меня, моя милая, – Александра Васильевна похлопала Натали по руке и вышла, бросив на сына выразительный взгляд.
- Здравствуй, Наташа, – растерянно произнес Илья, все еще не веря, что это она, и что она в его доме.
Наташа кашлянула и смущенно улыбнулась.
- Меня пригласила княгиня.
Он подошел к ней и, взяв ее руки в свои, пристально посмотрел в глаза, не произнося ни слова.
- Почему ты молчишь?
- Потому что не нахожу слов, чтобы выразить, как я счастлив, что вижу тебя, – тихо ответил Илья.
Ее глаза заблестели от едва удерживаемых слез.
- Ты плачешь? – спросил он, обнимая ее.
- Нет, – улыбнулась она. – Да. Я думала, что ты сердишься на меня. Я не хотела расставаться с тобой, прости, это было так глупо, – Наташа уткнулась ему в грудь и тихо всхлипнула.
- Любимая моя, это я был не прав. Прости меня. Приревновал тебя к Сержу.
Она подняла на Илью глаза и ответила:
- Я нарочно кокетничала с Сержем, – и опустила глаза. – Я хотела, чтобы ты ревновал. Мне так стыдно, – она закрыла лицо руками.
- Хотела, чтобы я ревновал? Но почему? – Илья заставил Наташу убрать руки от лица. – Почему?
- Фрейлины всегда хвастаются, сколько у них поклонников, и у кого самый ревнивый…
- И ты решила меня испытать? – грустно улыбнулся он.
- Да, – виновато вздохнула Наташа. – И мне теперь так стыдно… Я сама тебя к этому подтолкнула, а потом обиделась, что ты мне не доверяешь… Под влиянием обиды я и написала тебе то ужасное письмо.
- Наташа, я даже не знаю, что тебе ответить, – пробормотал Илья.
- Давай начнем все сначала? – молитвенно сложила руки княжна. – Пойми, мне нелегко дается этот разговор, – она снова опустила глаза. – Но Александра Васильевна написала мне письмо, в котором спрашивала о причине нашей размолвки. Я собралась с духом и все ей рассказала. Княгиня пригласила меня к вам в поместье, чтобы мы с тобой могли объясниться. До твоего прихода Александра Васильевна мягко журила меня, – она улыбнулась. – У тебя замечательная мать!
- Да, я обожаю матушку, – ответил Илья. – Значит, это она старается помирить нас, – он обнял княжну за талию, та не сопротивлялась, а только с нежностью смотрела на него. – Знаешь, я сам хотел ехать в Петербург, чтобы объясниться с тобой. Дела в поместье, болезнь матери, я не мог вырваться в столицу. А сегодня решил, что пропади все пропадом, но я приеду и поговорю с тобой. Ты опередила меня. Я безумно рад, что все разрешилось! – улыбнулся Илья.
- Ты уверен? – кокетливо спросила Наташа. – А я слышала, что ты хочешь жениться на баронессе Корф.
Илья расхохотался.
- Ни за что на свете! Это мой отец решил, что мы будем чудесной парой. Но я люблю тебя!
Княжна не сводила с него глаз.
- И я люблю тебя.
Поцелуй был лучшим завершением примирения.


Я сошла с ума, о мальчик странный,
в среду в три часа!
Уколола палец безымянный
мне звенящая оса.
Анна Ахматова
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Барышня




Сообщение: 1375
Репутация: 33
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.03.10 22:23. Заголовок: Ариадна Сергеевна во..


Ариадна Сергеевна вошла в комнату к Анне. Девушка лежала на постели, уткнувшись лицом в подушку, изредка всхлипывая.
- Анечка, – позвала будущую падчерицу графиня, но та не откликнулась. Ариадна Сергеевна села на кровать и погладила Анну по волосам.
- Как же так случилось? И я не углядела…
- Ариадна Сергеевна, вы здесь не при чем.
Девушка села на постели.
- Я люблю его, понимаете? – воскликнула она, вытирая слезы ладонями. – И ничего с этим поделать не могу!
- Понимаю, милая, понимаю, – отозвалась графиня и, к удивлению Анны, обняла ее, продолжая гладить по голове. – Все пройдет, и это тоже. Ты очень огорчила отца.
Юная баронесса всхлипнула.
- Я знаю, но любовь к Владимиру сильнее меня.
Ариадна Сергеевна кивнула.
- Конечно, любовь сильнее всего, но что теперь делать, когда любовь победить не смогла?
- Что вы имеете в виду? – отшатнулась от будущей мачехи Анна.
- Прости, если мои слова покажутся тебе жестокими, но ты должна понять, что крепостной не пара баронессе.
Девушка молчала, не находя ответа.
- Скажи мне, – графиня наклонилась к Анне, - твой отец ошибается насчет серьезности всего происходящего?
- Простите, не совсем понимаю, о чем вы говорите? – спросила девушка.
Ариадна Сергеевна наклонилась еще ниже и прошептала:
- Вы были близки?
Анна хотела солгать, чтобы хоть как-то облегчить положение Владимира, но лгать, глядя в добрые и грустные глаза Ариадны Сергеевны, оказалось невозможным.
- Да, – ответила девушка, покраснев. – Вы презираете меня за это? – спросила она с вызовом.
Графиня покачала головой.
- Владимира отправят в подмосковное именье, – добавила Ариадна Сергеевна, поднимаясь. – Вы больше никогда не встретитесь. Мне очень жаль, – добавила она и скрылась за дверью.
- Никогда? – прошептала Анна.
Какое страшное слово: никогда. Словно бездонная черная пропасть. От охватившего ее отчаяния, Анна распахнула окно и выглянула наружу. Выбраться было невозможно. Она захлопнула створки.
- Должен же быть какой-то выход?!

На следующий день пришла Полина, которая принесла барышне ужин.
- Я ничего не хочу, - глухо ответила Анна. - Унеси все назад.
- Как прикажете, - сказала Полина. Она заметила, что глаза барышни все еще красные от слез, и в ее душе шевельнулась жалость. Она взяла поднос и хотела выйти из комнаты, но Анна ее остановила.
- Поля, - начала она тихо, - скажи... нет, не надо... не надо.
- Он жив, - прошептала горничная, догадавшись, о чем хотела спросить барышня.
- Спасибо, - раздался тихий вздох.
Полина покачала головой и направилась к двери, но Анна схватила ее за локоть.
- Ты можешь отвести меня к Владимиру?
- Анна Ивановна, да как можно?! – испугалась та. – Если Карл Модестович узнает, он с меня шкуру спустит, а что сделает барин, я и думать не хочу!
- Поленька, я должна увидеться с Владимиром. Я прошу тебя! – всхлипнула Анна.
Горничная снова покачала головой.
- Хорошо, пойдемте, но тихо-тихо.
- Я буду, как мышка! – пообещала Анна и на цыпочках пошла за Полиной.
Горничная помогла барышне спуститься по черной лестнице и через кухню, на которой, к счастью, никого не оказалось, вывела на задний двор. Провинившегося конюха держали в сарайчике, а сторожить дверь поставили Гришку. Тому было скучно, и он обрадовался появлению Полины, охотно стал с ней болтать, а когда она его попросила что-то принести, безропотно убежал.
Полина махнула рукой барышне, прятавшейся за углом.
- Только недолго! – напомнила она.
У Анны чуть не разорвалось сердце от жалости, когда она увидела, что Владимир лежит на боку, закрыв глаза, иногда тихонько постанывая.
- Прости меня, если сможешь, – прошептала она, присев рядом на колени, и положила руку на его горячий лоб.
Конюх открыл глаза.
- За что мне прощать тебя?
- За…. – она не смогла договорить, захлебнувшись в слезах.
- Не плачь, ну пожалуйста! – взмолился он. – Мне так нравится, когда ты улыбаешься.
Анна через силу улыбнулась, но улыбка получилась натянутой.
- Что теперь с тобой будет?
- Не знаю.
- Я говорила с отцом, но он и слышать ничего не хочет. Я…
- Не надо! – отрывисто сказал Владимир. - Во всем виноват только я.
- Но почему? – прошептала она.
- А ты и, правда, не понимаешь?
Она грустно улыбнулась.
- Нет. Я тоже виновата, и теперь не знаю, что делать. Но я больше беспокоюсь за тебя.
Она присела на краешек его тюфяка.
- За меня не волнуйтесь, – попросил конюх.
- Тебя выгонят? – слово «продадут» она вымолвить не смогла.
- Я не знаю, – глухо ответил Владимир.
- Зря ты обвинил только себя. Я уже сказала батюшке, что одна во всем виновата.
Анна встала.
- Зачем? – он приподнялся на локте и со стоном упал.
- Тебе больно? - забеспокоилась она, снова присев рядом.
- Барышня, не можете вы быть виноваты! – воскликнул Владимир в отчаянии. - Я люблю тебя! Я готов был целовать землю, по которой ты ходила, я хотел быть твоей тенью, достать тебе с неба луну и все звезды, но… – его голос дрогнул. – Но мне нечего тебе предложить. Я всего лишь конюх. Подкидыш, не помнящий ни родных, ни отчего дома.
- Я люблю тебя, – ответила она тихо.
Владимир грустно улыбнулся.
- Я хочу отдать тебе очень дорогую мне вещь, – он достал из-под подушки медальон.
- Какая красивая вещица! – восхитилась Анна.
- Я отдаю ее тебе.
- Тебе придется уехать?
- Иного пути нет, – ответил Владимир.
- Давай убежим! – в отчаянии воскликнула Анна, пряча медальон в карман платья.
- Что я могу тебе дать?
- Твоя любовь, разве этого мало?
- Да. Прости, но я так не могу. Иван Иванович этого не переживет.
- Я знаю…. Но не могу бездействовать, – она всхлипнула.
- Барышня, Гришка уже возвращается, – в дверь заглянула Полина. – Вам нужно уходить скорее, пока он здесь вас не застал.
- Спасибо, Поля. Завтра договорим, – Анна поспешно поднялась на ноги, но не удержалась и наклонилась, чтобы поцеловать Владимира.
- Быстрее! – торопила Полина влюбленных, которые не могли оторваться друг от друга. – Завтра намилуетесь, а то нам сейчас всем достанется.
- До завтра, любимый! – прошептала Анна и поспешно ушла с горничной, поэтому не услышала ответа Владимира:
- Прощай, любимая!
Он не стал ей говорить, что уже знает о своей участи. Что ж, все могло закончиться гораздо хуже. А наказание у него теперь на всю жизнь! Хотя спина и болела от плетей, сердце ныло сильнее. Да и не слишком жестоко его били. Гришка отпускал удары вполсилы, стоило Карлу Модестовичу отвернуться, а потом управляющий и вовсе ушел, его позвал барин, и Гришка по воздуху хлестал плетьми. Потом отвел Владимира в эту каморку и уложил на тюфяк.


Я сошла с ума, о мальчик странный,
в среду в три часа!
Уколола палец безымянный
мне звенящая оса.
Анна Ахматова
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Барышня




Сообщение: 1376
Репутация: 33
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.03.10 22:24. Заголовок: - Эко тебя угораздил..


- Эко тебя угораздило! – воскликнул Никита, которому разрешили навестить приятеля. – Видано ли дело - конюху барышню любить?!
- Спасибо, друг, за сочувствие, – процедил сквозь зубы Владимир, устраиваясь удобнее. Все-таки некоторые раны были достаточно ощутимы.
- И не подумаю, – пробурчал Никита. – Я тебя предупреждал. Хоть и жалко мне тебя, дурака. Пропадешь же теперь.
- Почему?
- Я слышал краем уха, – Никита сел поближе к Владимиру, – как барин с управляющим на твой счет беседу вели.
- И? Не томи!
- Продадут тебя, – сказал грустно конюх. – Эх, продадут.
Владимир усмехнулся.
- А ты чего грустишь? Твоя Татьяна никуда не денется от тебя. А я…
Никита хмыкнул.
- А я думал, что ты со своей любовью про друга совсем забыл.
- Нет. Вижу, что к Полине ты остыл, и теперь о Татьяне вздыхаешь, а она о тебе. Ровня ты ей, и она тебе. Вот всегда бы так было! – вздохнул Владимир, и Никите стало так тоскливо от его вздоха, что друг не выдержал.
- Может, тебе попробовать бежать?
- Зачем?
- Свободным будешь!
- Долго ли беглые свободными бывают? – усмехнулся Владимир. – Да и куда мне бежать… без нее…
- А вдруг барышня с тобой сбежать захочет? – спросил Никита и, испугавшись, прикрыл рот ладонью - что он думает, что он говорит?!
- И что это будет за жизнь? Скитаться, прятаться? В нищете, голоде и холоде? Нет, не хочу я такой жизни для нее.
- Зато вместе будете, – резонно возразил друг.
- Неужели не понимаешь, что я так не могу! – воскликнул Владимир.
Никита пожал плечами. Иногда он совершенно не понимал своего друга, хотя они и выросли вместе.
- А вдруг ты ровня барышне?
Несмотря на отчаяние и боль в спине, Владимир не выдержал и расхохотался.
- И кто же я, по-твоему? Потерянный дворянин или того боле – принц?
- В жизни все бывает.
Владимир хотел было посмеяться над наивностью друга, но замолчал, вспомнив о странной женщине, которая ему снилась всю его жизнь.
- Пустое это. Чудес на свете не бывает, – после длительного молчания произнес Владимир, и закрыл глаза.
Никита встал и ушел, чтобы не мешать другу.
А потом пришла Анна и сказала, что всю вину на себя взяла. Владимир думал над словами Никиты. Может, и вправду ему бежать? Осторожно он попробовал сесть на тюфяке. Спина болела, но уже меньше. Никита, хоть и ворчал, не переставая, успел натереть ему спину мазью. Владимир смог даже встать на ноги. Торопливо натянув на себя рубашку, он приоткрыл дверь, проскользнул мимо задремавшего Гришки и побежал в темноте к барскому дому.

- Барин, мне надо с вами поговорить!
Иван Иванович в изумлении посмотрел на конюха.
- Да как ты смеешь мне на глаза показываться?! Мало тебя пороли, быстро пришел в себя.
- Иван Иванович! – воскликнул конюх и опустил глаза. Выдавать Григория барону Владимир не мог, ему не хотелось, чтобы у друга были неприятности.
Барон махнул рукой.
- Хорошо.
Они вошли в кабинет. Иван Иванович сел за стол, и задумавшись, смотрел на конюха.
- Что мне теперь с тобой делать?
Владимир пожал плечами.
- Что хотите. Барин, я один во всем виноват, не серчайте на Анну Ивановну! – вскричал он.
Иван Иванович ничего не отвечал. «Аннушка во всем винит только себя, - вспоминал разговор с дочерью барон. – Что ж мне теперь с вами делать? Не будь ты крепостным…» – с досадой подумал Иван Иванович.
Конюх переминался с ноги на ногу, терпеливо ожидая решения хозяина. Иван Иванович поднялся, подошел к секретеру, стоявшему около окна, открыл ключом ящик, порылся в нем, и, достав документ, жестом подозвал к себе Владимира.
- Я должен был наказать тебя за дерзость и неуважение к дому, в котором ты вырос.
Конюх повесил голову.
- Но ты и Аннушка достаточно наказаны за свой опрометчивый поступок. Надеюсь, что последствий не будет… – барон прижал руку к груди.
- Вам плохо? – кинулся к Ивану Ивановичу Владимир и помог сесть в кресло.
- Сейчас отпустит, – тяжело дыша, ответил барон. – Я отдам тебе вольную, если ты мне поклянешься никогда, слышишь, никогда не видеться с моей дочерью.
Крепостной отшатнулся от барона. Иван Иванович с волнением смотрел на конюха. Трудно описать, что творилось в душе Владимира. Гнев, отчаяние заполнили его существо. Ему хотелось разорвать бумагу, дарующую ему свободу, но навсегда отнимающую даже надежду на встречу с любимой.
Владимир сознавал, что если он поклянется никогда не видеться с Анной, он сдержит слово. Внутреннее благородство не позволит ему поступить иначе. Впрочем, в его нынешнем положении особого выбора нет. На его счастье, барон достаточно мягко обращается с ним, хотя, если подумать, не так мягко, как кажется на первый взгляд.
- Я возьму вольную.
Иван Иванович облегченно вздохнул. Ему по-своему было жалко парня, а отправлять его в рекруты барон не хотел в силу мягкости характера, да и слезы дочери сыграли не последнюю роль в решении Ивана Ивановича. К тому же его тронуло, что оба защищали друг друга перед ним, беря всю вину на себя.
- Я исчезну из жизни Анны, – глухим голосом продолжал Владимир. – Я люблю вашу дочь! – воскликнул он. - Люблю всем сердцем. Я знаю, что будущего у нас нет. Я осознаю, что воспользовался слабостью Анны, и будь моя воля, повернул бы время вспять. Прощайте, барин, – и отвесив поклон, Владимир ушел.
- Как жаль, что ты не знатного происхождения, – задумчиво пробормотал Иван Иванович, глядя парню вслед. – В тебе есть сила и благородство духа, которых так не хватает некоторым князьям…



Я сошла с ума, о мальчик странный,
в среду в три часа!
Уколола палец безымянный
мне звенящая оса.
Анна Ахматова
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Барышня




Сообщение: 1391
Репутация: 33
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.03.10 14:48. Заголовок: Иван Иванович долго ..


Иван Иванович долго сидел в кресле, размышляя, что сказать Анне. Как убедить дочь, что замужество - это единственный для нее выход.
В кабинет вошла Ариадна Сергеевна.
- Иван, к нам приехал Петр Петрович Суворов. Я видела, как подъехала его коляска к крыльцу.
- Петр Петрович? Весьма кстати! – оживился барон, вставая.
- Мне нужно поговорить с вами…
- После, друг мой, после, – отмахнулся барон.
- Хорошо, - кивнула Ариадна Сергеевна, уходя.
Иван Иванович вышел на крыльцо.
- Любезный Петр Петрович, рад вас видеть! – приветствовал он гостя.
- Дорогой Иван Иванович, счастлив видеть вас в добром здравии! Я приехал потолковать с вами об одном чрезвычайно важном деле.
Они вошли в дом.
- Прошу вас, – Иван Иванович пропустил гостя первым в кабинет. – Чаю? Или чего-нибудь покрепче?
- Бренди! – ответил Петр Петрович.
Барон одобрительно кивнул.
- Благодарю, – сказал князь, принимая рюмку с бренди. – Иван Иванович, я, признаться, не знаю, с чего начать. Я человек военный, прямолинейный.
- В наше время это такая редкость, когда говорят то, что на душе, Петр Петрович, – отметил барон.
- Согласен с вами. Поэтому не буду ходить вокруг да около. Илья вчера приезжал навестить Анну, ему сказали, что она нездорова. Надеюсь, ничего серьезного?
- Аннушка пошла на поправку, – туманно отозвался Иван Иванович.
Князь перекрестился.
- Слава Богу. Иван Иванович, на балу у Долгоруких мы познакомили наших детей в надежде, что узы дружбы станут узами брака.
Барон кивнул.
- Увы, нашим мечтам не дано осуществиться, – Петр Петрович беспомощно развел руками. – Я люблю своего сына и желаю ему счастья, а ему по сердцу другая девушка. Скоро состоится помолвка, – добавил он после небольшого раздумья.
Иван Иванович постарался скрыть, насколько он разочарован этой новостью.
- От всей души поздравляю вас, князь.
- Благодарю.
- Позвольте полюбопытствовать, с кем молодой князь собирается связать судьбу?
- С княжной Натальей Репниной.
- С сестрой Михаила, жениха Лизаветы Долгорукой?
- Да! Как оказывается тесен мир, не правда ли? – засмеялся князь.
- В самом деле, – улыбнувшись, согласился барон.
Они еще немного побеседовали, и Петр Петрович откланялся.
- Вы чем-то расстроены? – заметила графиня, войдя в кабинет.
Иван Иванович смотрел в окно, от дома отъезжала коляска князя Суворова.
- Да, друг мой. Илья Суворов женится на Наталье Репниной. Я рад за него. Но что мне теперь делать с Аннушкой?
- Что вы имеете в виду? – удивилась Ариадна Сергеевна.
- Я считаю, что нужно выдать Анну замуж.
- И я того же мнения, друг мой, и я думаю, что чем скорее это произойдет, тем лучше будет для Анны.
- Арина, вы хотели поговорить со мной. О чем? – Иван Иванович сел в кресло.
- Я боюсь, как бы не было последствий, – поколебавшись, ответила Ариадна Сергеевна. – Вы понимаете, что я имею в виду?
Барон прикрыл глаза ладонью. О том же ему говорил Карл Модестович.
- Вы уверены?
- Да. Я говорила с Анной, и она мне во всем призналась.
- О Боже! – только и смог вымолвить Иван Иванович. – Как же я раньше не догадался! – вскричал он. – Я ведь просил Аннушку держаться подальше от Владимира, но, видимо, было уже поздно о чем-либо просить….
Графиня подошла к нему и обняла за плечи.
- Иван, вы не виноваты, и Анна не виновата. Сердце не выбирает.
- Но что мне теперь делать? Я не могу допустить, чтобы моя единственная дочь была опозорена!
- Спасти Анну может только замужество, и чем скорее оно состоится, тем лучше. Алеше я ничего не скажу. Он слишком занят восстановлением нашего дома.
- В нашем уезде остался только один холостяк. Князь Андрей Долгорукий!
Графиня вздохнула.
- Что поделать. Иного пути нет. Я пойду к Анне и попробую уговорить ее, а вы должны поехать к Долгоруким и все обговорить с Петром Михайловичем и Марьей Алексеевной.

Битых два часа Ариадна Сергеевна пыталась уговорить будущую падчерицу, что замужество это единственный для нее выход.
- Нет, Ариадна Сергеевна! – сопротивлялась Анна. – Я не могу выйти замуж за Андрея! Я не могу выйти замуж, – она еле сдерживалась, чтобы слезы не потекли ручьями по ее щекам. – Я люблю другого человека! Как вы этого не понимаете!
- Анечка, это для твоего же блага! А если у тебя будет ребенок?
Девушка бросила взгляд на будущую мачеху.
- Отдать ребенка Владимира Андрею?! – ее глаза гневно сверкнули. – Никогда!
- Не будь эгоисткой! – воскликнула графиня. – Твой отец не переживет позора. Его внук может родиться только в законном браке!
Губы Анны искривила усмешка.
- Ариадна Сергеевна, тогда мне придется лгать всем, и, прежде всего, своему мужу и его родным.
- Боже, я уже сама не понимаю, что говорю! – графиня без сил опустилась в кресло. – Анечка, я желаю тебе добра, хотя сейчас ты этого и не понимаешь. Но пойми, замужество это единственный выход. Может быть, ты еще и не беременна, – пробормотала она.
- Может быть, – глухо отозвалась Анна. – Ариадна Сергеевна, я устала вам повторять, что не могу выйти замуж за Долгорукого. Если прикажет отец, я подчинюсь его воле, но этим он обречет свою единственную дочь на вечную муку.
- Аня, ты взрослая девушка и должна была понимать, что за свои поступки нужно отвечать.
Анна вскинула голову и упрямо сжала губы.
- А я отвечу! Я не прошу о снисхождении и сочувствии.
Графиня покачала головой, она видела, что Анна пытается сдерживать слезы. Ей было жалко будущую падчерицу.
- Не торопите меня, молю вас. Я знаю, что рано или поздно мне придется выйти замуж. Но дайте мне время свыкнуться с этой мыслью.
- Аня, у нас не больше недели, – отозвалась графиня и вышла из комнаты.
- Неделя? – прошептала Анна. – Неделя - это целая жизнь… – она улыбнулась.
Она надеялась подговорить Полину, чтобы та снова отвела ее к Владимиру. Но все пошло не так…

Анна еле дождалась, когда вечером придет горничная.
- Полина, отведешь меня к Владимиру?
- Барышня… – начала Полина, но, увидев умоляющий взгляд баронессы, осеклась. – Я не знаю, где он.
Они вышли в коридор.
- Как не знаешь? – ахнула Анна. - Полина, где Владимир? – выпытывала она у горничной, уже начиная терять терпение.
Полина не успела ответить, в коридор вышел барон и, пристально посмотрев на дочь, сказал:
- Аннушка, ты хочешь знать, где Владимир? Проходи. Я все тебе расскажу.
Недоумевая, что случилось, Анна последовала за Иван Ивановичем в кабинет, кроме них там еще был управляющий.
- Аннушка, мне очень жаль, - произнес Иван Иванович.
- Что? - ей стало больно дышать. - Что случилось? - еле слышно спросила Анна. – Вы уже отправили Владимира в поместье под Москвой?
Барон лишь отвел взгляд.
- Мне очень жаль, – повторил он.
Ничего не понимающая девушка прижала руки к груди и, с трудом проглотив подкативший к горлу ком, спросила:
- Батюшка, о чем вы?
- Владимир пытался бежать…
- Что? – спросила Анна. Она вспомнила их давешний разговор о побеге. Владимир решился бежать без нее? Ей стало больно, как никогда в жизни. Но, как бы ни горько было Анне от предательства, она понимала умом, что другого выхода у него не оставалось. И все же в ней жила надежда, что все могло быть иначе.
- Он пытался переплыть реку, ты знаешь, какое там коварное течение…
Девушка с трудом сдерживала слезы, потому что чувствовала, что отец еще не все сказал.
- Мне очень жаль, – повторил барон. - Но Владимир утонул…
- НЕТ! - вскричала Анна. Пусть они будут в разлуке, пусть она будет долгой, но не вечной. Надежда на встречу давала силы. – Не может быть! Этого не может быть! – закричала она, и упала в кресло. – Владимир не мог бежать, – тихо проговорила Анна, немного придя в себя. – Он не мог умереть. Боже мой… – прошептала она и залилась слезами.
- Анна Ивановна, Владимир, должно быть, узнал, что его хотят продать в Архангельск, и выбрал… - Карл Модестович осекся, увидев, как гневно сверкнули глаза барышни.
- Смерть! Вы это хотели сказать. Это вы! Вы приказали его выпороть. Вы! – она накинулась на управляющего, курляндец пытался отбиваться, но Анна осыпала его ударами своих маленьких кулачков.
- Аннушка, прекрати! – приказал барон, схватил дочь за руки и отвел ее в сторону подальше от Карла Модестовича. - Девочка моя, - сердце отца надрывалось от боли, но долг был выше чувств, поэтому, глубоко вздохнув, Иван Иванович подавил приступ жалости и сказал. - Я не хотел, чтобы так вышло, но Владимир сам виноват...
- В чем? - ее голос звенел от слез и гнева. - Что посмел полюбить меня? Но я не меньше его виновата! Я ответила на его чувства! Да, да, да, я люблю его!
Барон не выдержал взгляда дочери и отвел глаза.
- Это сделали вы и… я, – добавила она. – Я не знаю, как мне теперь с этим жить.
Анна, громко всхлипнув, выбежала из комнаты.
- Карл Модестович, я в растерянности. Что делать? – спросил Иван Иванович.
- Время лечит, господин барон, – глубокомысленно ответил управляющий. – Анна Ивановна придет в себя, ей станет стыдно за свое поведение. Ее обвинения беспочвенны.
- Это мы с вами знаем. А она винит себя, бедняжка, – сокрушался Иван Иванович.
- Господин барон, я понимаю ваши сожаления. Но это не самая страшная беда, которая может случиться…
Иван Иванович помрачнел, догадавшись, на что намекает управляющий.
- Я знаю, – кивнул он. – Я выдам Аннушку за Андрея Долгорукого. Надеюсь, что богатое приданое сгладит… – он закрыл лицо ладонями. – Боже мой, у меня ощущение, что я продаю дочь.
- Вы ее уже предали. – услышал барон Карла Модестовича.
- Что?
Но управляющего в кабинете уже не было.
- Да, предал, – ответил сам себе Иван Иванович. – Но я должен спасти Анну, даже против ее воли.

Я сошла с ума, о мальчик странный,
в среду в три часа!
Уколола палец безымянный
мне звенящая оса.
Анна Ахматова
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Барышня




Сообщение: 1392
Репутация: 33
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.03.10 14:48. Заголовок: Ничего не видя от сл..


Ничего не видя от слез, Анна налетела на графиню.
- Анечка, что случилось? – спросила Ариадна Сергеевна. – От кого ты бежишь?
- Простите, я толкнула вас, – еле смогла произнести девушка.
- Пойдем ко мне.
Графиня увела юную баронессу к себе в комнату, усадила на диван и, приказав Полине принести горячего чаю, спросила:
- Расскажи мне, что случилось?
Полина принесла чай.
- Ступай, – отпустила ее Ариадна Сергеевна, горничная с сочувствием посмотрела на барышню и ушла.
Анна вытерла слезы и с благодарностью приняла чашку с обжигающе горячим чаем, но пить не смогла.
- Только что батюшка сообщил мне, что при попытке побега Владимир утонул, – глухим голосом произнесла она.
- Какой ужас!
- Я не могу… Мне кажется, что я виновна в том, что случилось. Если бы… - девушка залилась слезами. Графиня села ближе к Анне и обняла ее.
- Поплачь, – шептала Ариадна Сергеевна, гладя будущую падчерицу по спине. – Хуже, когда слез нет, а если они льются, их нельзя останавливать.
- Ариадна Сергеевна, что мне теперь делать? – всхлипывала Анна. – Я так люблю его, люблю….
- Жить! – сказала графиня. – После смерти мужа мне хотелось наложить на себя руки.
- У вас остался его сын, – тихо произнесла девушка.
Ариадна Сергеевна не нашлась с ответом и только крепче обняла вздрагивающую Анну.
- Я долго ждала счастья, и дождалась - с твоим отцом. Все будет хорошо, девочка моя. Я знаю, каково тебе сейчас, но поверь мне, горе притупляется. Время все лечит. Ложись, поспи.
Графиня заботливо подложила подушку и укрыла Анну пледом.
- Я не смогу….
- Сможешь. Ты сильная и все сможешь.
- Я не хочу жить без него… – прошептала Анна, прежде чем провалиться в сон.
- Тебе придется научиться жить без него, – тихо ответила Ариадна Сергеевна, гладя девушку по волосам. – Спи! – и, поцеловав ее в лоб, ушла.

Спустя два часа Иван Иванович возвращался от Долгоруких в прекрасном расположении духа. Барон и князь договорились о свадьбе Анны и Андрея. Марья Алексеевна не присутствовала при этом разговоре, она вместе с дочерьми уехала на несколько дней в Петербург. Скоро должна была состояться свадьба Лизы и Миши.
- Дорогой барон, я буду счастлив с вами породниться! – сказал Петр Михайлович, наслаждаясь трубкой. – Но Анна? Она согласится?
Иван Иванович кивнул.
- Андрей будет на седьмом небе от счастья, – улыбнулся князь. – Да, только нужно будет разрешение от архиерея.
- Да, разумеется, – сказал барон.
Ивана Ивановича грыз червячок сомнения, но иного пути у него не было. Если Анна забеременела, меры необходимо принять незамедлительно, иначе потом будет уже поздно.
Рядом с бароном в карете, светясь от счастья, сидел молодой князь Долгорукий. Иван Иванович поглядывал на будущего зятя и, кроме раздражения, ничего не чувствовал. Разве такой он хотел судьбы для своей единственной дочери? Разве таким он представлял ее будущего мужа? Барон тяжело вздохнул и отвернулся к окну.
- Иван Иванович, а Анна знает о вашем решении? – робко спросил Андрей, еще помня о пощечине, которой наградила его юная баронесса, когда он поцеловал ее в беседке.
- Анна – послушная дочь и подчинится моей воле, но я надеюсь, что в конце концов вы покорите ее сердце, – барон ободряюще похлопал Андрея по руке. – Все будет хорошо, мой мальчик.
- Надеюсь, господин барон.

- Довольна, змея подколодная? – спросила Варвара у Глаши.
- О чем это ты? – вскинула брови горничная.
- Донесла барину и рада-радешенька! Перед немчурой выслуживаешься? Сейчас я тебя кипятком окачу! – разозлилась кухарка на ухмыляющуюся Глашу и схватила чайник.
- Варя, что ты делаешь?! – вскричала Полина, входя на кухню. – Не бери грех на душу!
Глаша криво улыбнулась и продолжала уплетать блины, испеченные Варварой.
- Иди отсюда! – сказала кухарка, отбирая блюдо с блинами.
- С какой стати? – удивилась Глаша. – Мне ужин положен.
- Ты уже за троих наелась, – ехидно заметила Полина.
- А кто ты такая, чтобы мне указывать? – взвилась Глаша. – Раз горничная у барышни, так все тебе позволено, да?
- Я свою хозяйку люблю.
Глаша фыркнула.
- И только попробуй что-то плохое об Анне Ивановне говорить! – добавила Полина, беря в руки скалку. – Так отхожу, что родная мать не узнает!
- Лучше бы следила за своей хозяйкой, не было бы сейчас позора!
- Так это ты сплетни среди дворни распускаешь! – воскликнули в голос Варвара с Полиной и двинулись на Глашу, но та проворно вскочила со скамьи и была такова.
- Ну, что за девка! – всплеснула руками Варвара. – Володе проходу не давала. Не успокоилась, пока парня из родного дома не выжила.
- И не говори, Варюш, – вздохнула Полина, села на лавку, и в глубокой задумчивости стала есть блинчик.
- А с тобой-то что? Барышню жалеешь?
- Очень. Да только не в Анне Ивановне дело.
- А в чем? Модестович на Глашку глаз положил? Ты поэтому как в воду опущенная? – догадалась Варвара.
- Нет, – слишком быстро ответила горничная и вдруг заплакала.
- Не плачь, все перемелется, мука будет. Никуда от тебя не денется черт рыжеусый. А нам надо с тобой подумать, как избавиться от Глашки. И побыстрей!
- Как же от нее избавишься…
- Чтобы в поместье другое услали, или продали кому-нибудь.
Полина задумалась.
- Может, она украла чего? Пусть обыщут ее комнату. Уж очень у нее вороватый взгляд.
- Можно и так, – согласилась Варвара. – Надо подумать.
Они склонились к друг другу и зашептались.
- Что вы тут делаете? – раздался голос Карла Модестовича.
Полина аж подпрыгнула на месте от неожиданности.
- Карл Модестович, что ж вы так пугаете!
- А что ты такая пугливая? – игриво спросил управляющий.
- Я пойду, – сказала Варвара, якобы куда-то заторопившись.
- Ступай, – кивнул ей Карл Модестович и проводил взглядом до двери. – Поленька, а о чем это вы тут шушукались? Если сплетничали о барышне, – он сурово нахмурил брови, - я с вас шкуру спущу!
Горничная потупилась, пряча хитрую улыбку.
- Что вы, Карл Модестович, мы с Варенькой не сплетницы. Но…
- Что «но»?
- Я не могу…. – замялась Полина.
- Не тяни! Раз заикнулась, выкладывай все до конца. Кто сплетничает в нашем доме?
Горничная вздохнула и, подойдя к управляющему, прошептала ему на ухо:
- Глаша.
- Глаша? – переспросил Карл Модестович. – Ну, я ей задам! Отправлю в дальнее поместье, куда барин не ездит уже двадцать лет.
Полина была готова петь от радости.
- Поленька, а ты не передумала относительно меня? – ласково спросил управляющий, обнимая горничную за талию.
- Только после свадьбы, Карл Модестович, – гордо ответила Полина и, сбросив его руку, ушла.
- Ну, что за девица! – воскликнул он.

Иван Иванович с Андреем вошли в дом.
- Полина, позови барышню! – велел барон.
Горничная убежала выполнять приказание.
- Андрей Петрович, не волнуйтесь так, – сказал Иван Иванович, увидев, как дрожат руки князя.
- Иван Иванович, это приятное волнение.
Дверь отворилась, и в комнату вошла Анна. Иван Иванович еле сдержал удивленный возглас. Андрей был тоже озадачен внешним видом невесты. На Анне было черное глухое платье, из украшений только медальон, которого раньше Иван Иванович не видел.
- Добрый день, Андрей Петрович.
После сна в комнате Ариадны Сергеевны Анне стало все равно, что будет. Хочет батюшка выдать ее замуж за Андрея? Она не будет с этим спорить. У нее не осталось для этого сил.
- Анна Ивановна, я счастлив, что вы поправились, – Андрей поцеловал ей руку.
Обрадовавшись, что дочь ведет себя кротко и не упрямится, Иван Иванович сказал:
- Аннушка, займи гостя, а я отдам кое-какие распоряжения.
И оставил молодых людей одних в гостиной.
- Прошу вас, – радушно сказала Анна и присела на диванчик.
Князь устроился рядом, взял ее за руку и, ободренный тем, что юная баронесса руки не отняла, сказал:
- Анна Ивановна, я имел честь просить вас стать моей женой, но вы мне отказали… – он запнулся, не зная, что говорить дальше.
Анне стало жалко его, и она одобряюще сжала его руку. Князь заметно повеселел.
- Анечка, позвольте мне так вас называть, ибо скоро наша помолвка. Сегодня самый радостный день в моей жизни. Я так счастлив!
- А мне бы хотелось, чтобы этого дня никогда не было, – тихонько проронила Анна, но Андрей не услышал ее. Он долго и пылко объяснялся ей в своих чувствах, но ее это ни капельки не трогало. Она улыбалась, что-то отвечала ему, даже смеялась, но после не могла вспомнить, о чем они говорили. Пришел слуга и объявил, что подали обед. Анна пригласила жениха отобедать с ними, и Андрей согласился.
За столом шла оживленная беседа. Не участвовала в ней только юная баронесса.
После обеда Андрей откланялся.

Я сошла с ума, о мальчик странный,
в среду в три часа!
Уколола палец безымянный
мне звенящая оса.
Анна Ахматова
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Барышня




Сообщение: 1393
Репутация: 33
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.03.10 14:49. Заголовок: - Анна, что на тебе ..


- Анна, что на тебе за платье? – спросил Иван Иванович, когда князь ушел. – Немедленно переоденься!
- Я не буду переодеваться, – упрямо заявила она. – Вы сами знаете, почему я надела черное платье.
- Аннушка, я прошу тебя, не нужно давать пищу для сплетен. Никто из наших родственников, благодарение небесам, не умер.
Анна посмотрела на отца таким взглядом, что Иван Иванович стушевался, и, ничего не ответив, ушла.
- Что ж мне с ней делать? – спросил барон у Ариадны Сергеевны.
- Нужно подождать. Слишком много событий случилось за сегодняшний день. Анна узнала, что конюх утонул, затем скорая помолвка с Андреем Долгоруким. Она должна привыкнуть к мысли, что Владимира больше нет, а ее мужем будет князь Долгорукий.
- Я не узнаю ее, Арина, – тяжело вздохнул Иван Иванович.
- Я ей помогу, Иван, – графиня положила руку на его плечо. – Я поддержу Анну.
- Спасибо!

Владимир осторожно отодвинул ветку сирени и увидел дом. Он легко забрался по плющу, который вился по стене, на второй этаж. Прыгнув на балкон, Владимир замер. Убедившись, что его никто не увидел, он подошел к открытому окну и заглянул в него. В комнате никого не было, он положил букет ромашек на подоконник и вылез тем же путем, которым попал в комнату.
Пусть он обещал Иван Ивановичу никогда не видеться с Анной и намерен сдержать свое слово, но уехать, не сказав ей - прости, прощай, люблю, - он не мог.
Владимир огляделся и, обогнув дом, вышел на узкую тропинку, убегавшую в сад.
- Что ты здесь делаешь?
Владимир резко обернулся и увидел Андрея Долгорукого. Бывший конюх оставил вопрос без ответа, пожал плечами и пошел дальше.
- Стой! – крикнул Андрей и побежал за Владимиром. Тот ускорил шаг, потом стал пробираться через кустарник.
- Стой! Я приказываю! – кричал Андрей.
Владимир резко остановился.
- Я свободен, и приказывать мне вы не имеете никакого права. И раньше не имели! – добавил он, с презрением глядя на запыхавшегося князя.
- Что?! Да как ты смеешь так со мной разговаривать! – закричал взбешенный Андрей.
Он вспомнил подслушанный разговор во время помолвки старшей сестры. Тогда Анна говорила Лизе, что не может выйти замуж за человека, которого любит. У князя словно пелена упала с глаз. Владимир - вот кто таинственный возлюбленный его невесты! Андрей несколько дней ломал голову, не понимая, кто это может быть. Он считал, что в деревне у него нет соперников. Но сейчас перед ним конюх, крепостной, который одержал победу там, где он потерпел поражение.
- Нам не о чем с вами говорить, – пожал плечами Владимир.
- Даже об Анне? – решил проверить свою догадку князь.
Бывший конюх непонимающе посмотрел на Андрея.
- Анна станет моей женой! – злорадно сказал князь.
Он даже не понял, что произошло потом. Мгновение назад он стоял на ногах, а сейчас лежит на земле. Владимир сбил князя с ног и, схватив его за грудки, прорычал:
- Повторите, что вы только что сказали!
Андрей сначала испугался ярости, звучавшей в голосе Владимира, но потом подумал, что конюх должен исчезнуть из жизни юной баронессы, а он, Андрей, останется с ней навсегда. Эта мысль придала ему сил, и он вырвался из рук Владимира, вскочил на ноги.
- Анна станет моей женой! А ты не сможешь этому помешать!
Владимир чуть не задохнулся от гнева. Он понимал, что мерзкий князь прав. Крепостной, бывший конюх - неровня баронессе. Но он не допустит, чтобы Анна стала женой этого слизняка. Никогда!
Владимир поднял глаза на противника. Андрей не отвел взгляд. Они застыли на месте, в ожидании, кто решится нанести первый удар. У князя выдержки было меньше, чем у бывшего конюха. Он набросился на Владимира, тот ответил ударом в челюсть. Андрей пытался сбить с ног противника, но бывший конюх изловчился и избежал удара. Они дрались долго. Уже уставший, Владимир приготовился нанести последний удар противнику, который лишил бы князя сознания, но неожиданно Андрей оказался проворнее и вонзил в бок Владимиру кинжал. Бывший конюх рухнул к ногам князя.
Андрей упал на колени, немного отполз и заскулил.
- Я не хотел, я не хотел…

Анна вошла в свою комнату. Упала на кровать, закрыла голову подушкой.
- Почему? Почему? – спрашивала она неизвестно у кого, обливаясь слезами.
Немного успокоившись, Анна села на кровати. Голова болела от рыданий. Она встала и подошла к окну. На подоконнике лежали ромашки. Анна вытерла глаза, чтобы слезы не мешали, и снова посмотрела на подоконник. Букет ромашек никуда не исчез. Она взяла букет, поискала записку, но не нашла. Горько улыбаясь, она села на кровать.
Владимир не предавал ее. Он просто не нашел иного выхода, кроме побега. Но почему он решил убежать? Анна поднесла букет к лицу и вдохнула нежный аромат ромашек.
- Прости, что усомнилась в тебе, – прошептала она. – Я знаю, что по-другому было нельзя. Но зачем ты решил переплыть реку? – слезы снова побежали по щекам. – Мы бы вместе что-нибудь придумали. Спасибо за букет. Я все поняла…

Алексей стал замечать некоторые странности, которые творились в доме будущего отчима. На первый взгляд все было по-прежнему, но Алексей приметил, что Иван Иванович и Ариадна Сергеевна мало разговаривали за столом, хотя раньше оживленно обсуждали скорую свадьбу Алексея и Сони, а также свою собственную. Анны за столом не было. Барон сказал, что дочери нездоровится. Алексей выразил желание увидеть сводную сестру, как только ей станет лучше, но Иван Иванович перевел разговор на другую тему, ничего не ответив будущему пасынку. Граф терялся в догадках, что произошло. Он пропадал целыми днями на работах по восстановлению отчего дома. А по вечерам навещал Соню. Юная княжна и открыла ему глаза.
- Алеша, папенька сказал, что Андрей и Анна скоро объявят о помолвке.
- Как? – ахнул граф. – Но Анне нездоровится….
- Надеюсь, что ничего серьезного? – всполошилась Соня.
- Иван Иванович заверил меня, что она скоро поправится.
- Дай Бог! – отозвалась княжна.
Они беседовали под неусыпным оком Марьи Алексеевны, которая вышивала салфетку, сидя в кресле. В разговор молодых людей княгиня не вмешивалась и деликатно отворачивалась, когда влюбленные наклонялись к друг другу, чтобы обменяться поцелуем.
Все участники игры понимали, что границы не так невидимы, как кажется, и вели себя в пределах дозволенного, лишь немного нарушая приличия.
Наконец Алексей откланялся.
- Ах, маменька, Аня заболела. Можно я ее навещу?
- Сонечка, это неприятно, что твоя подруга захворала, но тебе нужно готовиться к свадьбе, или ты забыла, что вы с Алексеем решили венчаться в тот же день, что и Лиза с Михаилом? А коли так, следует поторопиться, – спокойно ответила Марья Алексеевна.
- Но маменька, Аня скоро станет нашей родственницей, – возразила Соня. – И мой долг как христианки навестить больную подругу.
Княгиня молчала, задумчиво глядя в окно.
- Сонечка, твой жених не хочет уезжать, – сказала Марья Алексеевна. – Ждет тебя на крыльце. Не томи молодого человека.
На минуту княжне показалось, что мать заговорщицки подмигнула ей, но потом Соня заторопилась к графу и не видела, как оживленное выражение покинуло лицо княгини.
- Ох, Сонюшка! – грустно вздохнула Марья Алексеевна.
Она продолжила вышивать салфетку, а в голове бродили невеселые мысли. Марья Алексеевна вспоминала недавний разговор с мужем.
- Петя, я рада, что наконец-то брак между баронессой Корф и нашим сыном случится, но мне тревожно.
- Что тебя беспокоит, Машенька? – удивился князь. – Ты волнуешься о Сашеньке?
Марья Алексеевна отмахнулась.
- Нет, с ним Агафья, и за внука я не волнуюсь. Я беспокоюсь об Андрюше.
- Почему, душенька?
- Я думаю, что этот брак не принесет нашему сыну счастья.
- Машенька, счастье в браке не всегда бывает. Нам с тобой повезло прожить душа в душу столько лет. Ты сама мне говорила, что Андрюшу надо женить, а теперь, когда он почти помолвлен с девушкой, которую любит, ты начала беспокоиться по непонятной причине, – Петр Михайлович раскурил трубку и, улыбнувшись, добавил. – Душенька, я понимаю, что выдать сразу обеих дочерей замуж и сына женить - это слишком хлопотно, но…
- Ты думаешь, что я из-за этого тревожусь? – вскинула брови княгиня. – Нет.
- Тебя смущает репутация юной баронессы?
- Петр Михайлович, да, я хотела бы видеть свою невестку невинной девушкой, но учитывая, что творил наш сын, считаю подобные придирки нежелательными.
- Тем более приданое более чем превосходно.
- Ах, Петя, снова ты не о том говоришь!
- Так объясни мне.
- Я думаю, что Анна не согласна, и барон принуждает дочь к этому браку.
От удивления князь чуть не выронил трубку.
- Душенька, в том положении, в котором оказались барон и его дочь, особо привередничать не приходится.
- Согласна, но…
- И слушать ничего не желаю! Наш мальчик счастлив, а ты выдумываешь какие-то нелепицы.
Марья Алексеевна хотела достойно ответить супругу, но вошла горничная и объявила о визите княгини Суворовой.
- Мы поговорим позже, – сказала Марья Алексеевна и поспешила к гостье.
Но позже поговорить не удалось. Предсвадебные хлопоты отнимали все время и силы.

С трудом разлепив веки, Владимир очнулся. В боку сильно болело. Он поморщился. Попытался встать, но смог подняться только на колени. Оглядевшись, Владимир понял, что находится недалеко от избушки Сычихи, местной знахарки и, как поговаривали, ведьмы. Сычиха жила одна в лесу. К Владимиру знахарка всегда относилась хорошо. Превозмогая боль, он пополз в сторону избушки.

Я сошла с ума, о мальчик странный,
в среду в три часа!
Уколола палец безымянный
мне звенящая оса.
Анна Ахматова
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Барышня




Сообщение: 1394
Репутация: 33
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.03.10 14:49. Заголовок: Алексей шел по кори..



Алексей шел по коридору. Стояла глубокая ночь, поэтому он не ожидал столкнуться с кем-нибудь, тем более с Анной.
- Не спится? – спросил он.
- Да, – отозвалась девушка и поспешила отвернуться от пламени свечи.
- Тебе лучше?
- Да, – солгала Анна, и собралась идти дальше.
- Что с тобой? – спросил Алексей. Он приблизил свечку к лицу Анны и ахнул.
- Ничего не случилось, – ответила она, снова отворачиваясь. – Я выхожу замуж за Андрея Долгорукого.
- Ты поэтому плачешь? – тихо спросил граф. – Если Иван Иванович или матушка заставляют тебя согласиться на этот брак, я поговорю с ними. На тебя лица нет. Ты на тень похожа.
Анна грустно вздохнула. Сказать будущему брату правду и сгореть от стыда? Конечно, Алексей начнет расспрашивать ее, и она, растроганная, что он принял участие в ее беде, все расскажет. Но не сменится ли сочувствие презрением? Анне было безразлично происхождение Владимира, но она понимала, что далеко не все разделяют ее мнение. Однако не страх оказаться осужденной человеком, которого она любила как брата, остановил Анну от откровенности. После известия, что Владимир погиб, ей было все равно, что с ней будет. Крохотная надежда, поселенная в ее душе Ариадной Сергеевной, что, возможно, она носит под сердцем дитя от любимого человека, заставила Анну смириться с судьбой.
Вот только если надежда не станет явью, что она будет делать. Анна об этом не думала.
- Болела я, Алеша, потому на тень похожа.
Граф сделал вид, что поверил в ее слова.
- Ты его любишь?
Анна молчала, потом вымолвила:
- Да. Я иду спать. Спокойной ночи, – и скрылась за дверью своей спальни.
- Спокойной ночи, – ответил граф. – Слишком долго ты отвечала на такой простой вопрос, чтобы ответ был правдой… – пробормотал он и ушел к себе.

Прошла неделя. Все это время Анна просидела в своей комнате, словно впала в какое-то оцепенение.
В дверь постучали, Анна вытерла лицо руками, и охрипшим от слез голосом сказала:
- Войдите.
В комнату вошла Полина:
- Анна Ивановна, к вам Лизавета Петровна.
Барышня кивнула, и горничная посторонилась, пропуская в комнату Лизу.
- Анечка, я пришла тебя навестить.
- Спасибо, – поблагодарила Анна, - Можешь идти! – отпустила она Полину.
Горничная ушла.
- Что случилось? – обеспокоено спросила Лиза, увидев, что подруга тихо плачет. – Мне сказали, что ты заболела.
- Ох, Лиза! – зарыдала Анна. Испуганная княжна подошла к подруге и обняла ее за плечи.
- Анечка, что случилось?
- Его нет, понимаешь, его больше нет! – продолжала плакать юная баронесса, уткнувшись носом в шею Лизы.
- Кого нет? – удивилась княжна. – О ком ты так плачешь?
- Лиза, я не могу молчать, но если после того, как я тебе все расскажу, ты осудишь и начнешь презирать меня, я пойму… – начала Анна и, глубоко вздохнув, продолжила. – Я полюбила одного человека. Помнишь, на балу в честь твоей и Мишиной помолвки ты спрашивала: почему я такая задумчивая?
- Да, – кивнула княжна, заинтригованная таким поворотом разговора. – Аня, я не буду презирать и осуждать тебя.
- Не спеши, – предупредила Анна.
- Ты моя подруга и, что бы ни сделала, останешься ею, – заверила ее Лиза.
- Спасибо, – прошептала юная баронесса. – Мне так тяжело без поддержки. Я полюбила крепостного.
Лиза смотрела на подругу и ничего не говорила, только сочувственно пожала ее руку.
- И он меня тоже. Я сначала не понимала, что происходит, а когда поняла…. – Анна опустила глаза. – Так тяжело сдерживать свои чувства, когда знаешь, что они взаимны! – вскричала она.
- Что было дальше? – мягко спросила княжна, не прерывая дружеского пожатия.
- Мы были вместе, – прошептала Анна.
- Как это? – спросил Лиза, а когда поняла, ахнула. – Боже мой!
- Я говорила, чтобы ты не спешила не осуждать меня, – напомнила Анна. – К сожалению, батюшка узнал об этом… – она замолчала, чтобы перевести дух. – Владимира выпороли.
- О Господи!
- Хотя я твердила отцу, что это я во всем виновата.
- И что было дальше? – спросила Лиза, гладя подругу по голове, а та словно ничего не чувствуя, смотрела перед собой и продолжала:
- Мы виделись, я хотела бежать. Но батюшку мой побег убил бы, и я не решилась. Владимир бежал один.
- Его поймали? – в голове княжны было слышно отчаяние.
- Нет. Володя утонул, когда переплывал реку, – Анна залилась слезами. – Это я виновата! Я!
- Нет, Анечка, ты не виновата, – утешала подругу Лиза. – Это судьба, рок. Ты не виновата. Ты ни в чем не виновата, а он…
- Если ты всю вину переложишь на его плечи я…
- Анечка, я не осуждаю ни тебя, ни Владимира.
- Но… – юная баронесса была удивлена такой реакцией подруги, хотя когда она решилась все рассказать, то надеялась на поддержку княжны.
- В моих глазах любовь оправдывает многое, – ответила Лиза. – А тебе и так больно, зачем я буду делать еще больней?
- Лизонька, прости меня! – Анна обняла подругу. – Прости, что сомневалась в тебе. Я думала, что Владимир предал меня, а он перед побегом принес мне цветы, словно просил прощения… – она показала на букет ромашек, который стоял в вазе, следы увядания еще не коснулись белых лепестков. - Теперь я получила поддержку от тебя, когда совсем отчаялась. Благодарю тебя.
Лиза грустно улыбнулась.
- Я слышала, что скоро объявят о твоей помолвке с Андреем. Это потому что…
- Да, – опустила глаза Анна. – Батюшка заставил меня дать согласие на этот брак. Мне все равно, за кого выходить замуж.

- Анна Ивановна, вас барин зовет, – Полина зашла в спальню барышни.
- Я не выйду из комнаты, – упрямо заявила Анна.
- Гости приехали, барин очень просил вас спуститься, – умоляюще сложила руки горничная.
- Хорошо, – согласилась девушка.
Она поправила кружевной воротничок на темно-зеленом глухом платье. «Надо будет приказать, чтобы воротничок отпороли», - устало подумала Анна, спускаясь вниз.
В гостиной на диване сидела пожилая пара: седовласый мужчина, в котором Анна узнала князя Оболенского, директора Императорских театров, с которым отец и она познакомились во время пребывания в Петербурге. Рядом с князем сидела его супруга, Ольга Петровна. Барон давно звал Сергея Степановича и Ольгу Петровну навестить его в деревне, и те, наконец, приняли приглашение.
- Рада вас видеть! – радушно приветствовала гостей юная баронесса.
Княгиня Оболенская улыбнулась молодой хозяйке дома и слегка побледнела, когда заметила на шее Анны медальон. Она переглянулась с мужем. Князь выглядел взволнованным.
После непродолжительного разговора Анна почувствовала, что больше не может изображать радость от приезда гостей.
- Извините меня, – проговорила она, прижимая ладони в глазам, и убежала вся в слезах.
Ольга Петровна проводила девушку странным взглядом.
- Откуда у вашей дочери этот медальон?
Барон ничем не выказал своего удивления.
- Анне подарил его один человек, – уклончиво ответил Иван Иванович. – Что-то случилось?
- Где он? – словно не слыша вопроса барона, спросила Ольга Петровна. – Где этот человек? Сережа, - она повернулась к мужу. – Ты понимаешь, что это означает?
- Оленька, успокойся, – князь ободряюще сжал руку супруги, хотя от охватившего его волнения у него дрожал голос. – Иван Иванович, - обратился он к барону. – Мы не были с вами близко знакомы, поэтому вы не знаете, да и история давняя. О ней позабыли все давно, только мы и помним. Давно это было.
- Сколько лет прошло… – вторила княгиня, вытирая слезы, вышитым платочком. – Но такое забыть невозможно, – прошептала она, прижимая руки к груди.
- Мы возвращались из Парижа в Петербург. Нас было трое: я, моя жена и наш сын.
- Сын? – удивленно спросил Иван Иванович.
- Да, совсем еще крошка, Володе еще трех лет не было.
Барон почувствовал, что у него холодеет в груди.
- На нас напали разбойники. Сереже тяжело рассказывать, – продолжила княгиня, видя, что муж не может справиться с волнением. – Когда я начала звать на помощь, один из разбойников меня ударил, и я лишилась чувств. Володя пытался меня защитить, но что может сделать двухлетний мальчик, – она всхлипнула, но быстро овладела собой. – Когда я пришла в себя, ребенка рядом со мной не было. У меня похитили драгоценности, у мужа деньги, но богатство дело наживное. Нас лишили самого дорогого, что у нас было – единственного сына.
Ольга Петровна разрыдалась.
- Барон, молю вас, я готова встать на колени, скажите, где мой сын? Где он?
Сергей Степанович обнял супругу за плечи.
- А почему вы так уверены, что медальон моей дочери подарил ваш сын?
- Такого второго медальона нет, – ответил князь. – Я заказал его после рождения сына, и он всегда был с ним. Где он?
- Я не знаю, – честно ответил Иван Иванович.
- Как он к вам попал?
- Его нашла моя кухарка, Варвара, малыш был совсем слабым и очень болен.
Княгиня ахнула.
- Варвара выходила мальчика.
- Но что с ним происходило все эти годы, чем он занимался?
- Был у меня конюхом, – чувствуя неловкость ответил барон.
- Мой сын был крепостным?! – вскричала Ольга Петровна.
- Не серчайте, княгиня, я же ничего не знал, а кроме своего имени мальчик ничего сообщить не мог. Ни родителей, ни титула, ничего. Но хочу вас обрадовать, что Владимир получил хорошее образование. За него хлопотала Анна, и на занятиях дети были вместе.
- Где он сейчас?
- Я не знаю, – повторил Иван Иванович. – Я дал ему вольную, и отпустил на все четыре стороны… – барон замялся. – Я надеюсь на вашу деликатность и порядочность, Сергей Степанович, и Ольга Петровна.
- Конечно, – заверил Ивана Ивановича князь.
- Моя дочь влюбилась в вашего сына, и он в нее тоже. Пришлось принимать меры. Но Анна ничего не должна знать!
- Почему?
- Я сказал дочери, что Владимир погиб.
- Зачем? – удивилась княгиня.
- Я взял с него слово, что он не приблизится к моей дочери. Никогда.
- Иван Иванович, мы можем вам обещать, что Анна ничего не узнает от нас о Володе. Но они могут увидеться на приеме или балу, теперь, когда они равны друг другу по положению.
- Я собираюсь выдать Анну замуж за Андрея Долгорукого.
- Но она его не любит? Как вы можете быть так жестоки к собственной дочери? – поразилась Ольга Петровна.
- Ваш сын обесчестил мою дочь.
- О, Боже! – только и смогла вымолвить княгиня. – Владимир должен искупить свою вину перед вашей дочерью.
Барон ответил после минутного колебания.
- Я согласен с вами, Ольга Петровна, но я солгал дочери, и боюсь, что этой лжи она мне никогда не простит.
- Иван Иванович, я теперь понимаю ваше негодование, и почему вы отпустили Владимира на все четыре стороны, но умоляю вас, подскажите, куда он мог пойти!
- Я не знаю, но возможно Сычиха знает, куда пошел Владимир.
- Кто она?
- Это старая женщина живет в лесу в избушке.
Барон объяснил дорогу, князь и княгиня спешно откланялись, не в силах больше ждать. После ухода гостей Иван Иванович опустился в кресло и обхватил голову руками.
В гостиную вошла графиня.
- Иван, я только что от Анны. Бедняжка так убивается, что у меня разрывается сердце. У нас были гости? – удивленно спросила она, увидев в окне отъезжающую коляску.
- Князь и княгиня Оболенские. Родители Владимира, – добавил Иван Иванович. – Боже мой, конюх-князь.
- Родители Владимира? – переспросила Ариадна Сергеевна.
- Да.
- Какой ужас! – прошептала графиня, присаживаясь на кресло.
- Почему?
- Потерять столько лет назад ребенка, найти его, и снова потерять. Уже навсегда.
Иван Иванович отвел глаза и ответил:
- Владимир жив, только я не знаю, где он сейчас.
- Что? – вскинулась Ариадна Сергеевна. – Повторите, что вы сейчас сказали?
Барон отворачивался, пряча взгляд.
- Иван, как вы могли, как могли! – шептала потрясенная графиня. – Как вы могли быть таким жестоким по отношению к своей дочери?! Вы поэтому солгали Ане, что Владимир утонул?
- Ариадна, поймите, у меня не было другого выхода. Будет лучше, чтобы Аня не узнала правды. Пусть она думает, что ее первая любовь несчастливая, трагическая.
- Кому лучше? – глухо спросила графиня.
Иван Иванович попробовал ее обнять, но Ариадна Сергеевна сбросила его руку.
- Я не вижу оправданий вашему поступку. Мне очень горько из-за того, что я так жестоко ошиблась в вас! – звенящим от ярости голосом вскричала графиня.
- А что я должен был делать? Аня совсем потеряла голову. Отдала свою честь конюху, крепостному! Я не хочу, чтобы на мою дочь показывали пальцем и называли падшей.
- Она не любит Андрея Долгорукого, более того - презирает, но именно его ты прочишь бедняжке в мужья… – задумчиво проговорила Ариадна Сергеевна.
- Вы сами ратовали за этот брак, – растерянно проговорил барон.
- Тогда я не знала, что Владимир жив, а теперь, когда он равен по положению Анне, вы не имеете права скрывать от нее правду.
Барон повесил голову и ничего не ответил.
– Мне более нечего вам сказать. Я разрываю нашу помолвку.
И решительно направилась к двери.
- Нет! – Иван Иванович преградил ей путь. – Дорогая, поймите, что это единственный выход!
- Почему? Сейчас они равны друг другу. Почему вы сами хотите быть счастливым, но отнимаете право на счастье у дочери?
Иван Иванович, пораженный горячностью и горькой справедливостью ее слов, не знал, что возразить.
- Я не могу быть вашей женой, – отрезала графиня и вышла, оставив барона наедине с тяжелыми мыслями.
В коридоре она столкнулась с Анной.
- Ариадна Сергеевна, вы уже нас покидаете? – спросила девушка.
- Да, Анечка.
Сердце графини готово было разорваться от жалости, когда она увидела заплаканные глаза Анны, но Ариадна Сергеевна не могла сказать правду. Юная баронесса должна все узнать от отца. В этом графиня была твердо уверена.
- Батюшка, – Анна вошла в гостиную. – Вы поссорились с Ариадной Сергеевной? У вас такое расстроенное лицо.
Приход дочери, ее сочувствие были как упрек барону. Вот он, шанс рассказать всю правду Анне. Иван Иванович посмотрел на бледное, со следами слез, лицо дочери. «Она не простит. Никогда не прости такой жестокий обман, – напряженно думал он. – Ариадна права. Я жесток по отношению к Ане, и к Владимиру тоже. Но откуда мне было знать, что мой конюх знатнее меня? С каким пылом он говорил, что любит мою дочь. С каким трудом я убедил его исчезнуть из жизни Анны…»
- Вам плохо? – обеспокоено спросила дочь.
- Анечка, все хорошо. Просто день сегодня тяжелый.
- А где князь и княгиня Оболенские?
- Они уехали.
- Уже? – удивилась Анна. – Я велела приготовить им комнаты. Они вернутся?
- Не думаю.


Я сошла с ума, о мальчик странный,
в среду в три часа!
Уколола палец безымянный
мне звенящая оса.
Анна Ахматова
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 615
Репутация: 27
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.10 15:32. Заголовок: перечитала любимого ..


перечитала любимого конюха.....теперь снова всю ночь будут сниться сны с соломенкой и распахнутой рубахой.....
эх...что барон, что конюх...хорош подлец....
Анечку тут прям...ух..

учитывая пачку сигарет в день ,умеренный алкоголизм и врожденную вредность...я творю и пишу такое,что обижаться бесполезно....

я - Женщина легкого поведения, в тяжелых отношениях...

Леди-стерва – это высшая степень блаженства, это наркотик, который, раз попробовав, захочешь получать всю жизнь.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Барышня




Сообщение: 1414
Репутация: 33
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.10 21:33. Заголовок: ЛедиСтерва пишет: э..


ЛедиСтерва пишет:

 цитата:
эх...что барон, что конюх...хорош подлец....


и не говори

Я сошла с ума, о мальчик странный,
в среду в три часа!
Уколола палец безымянный
мне звенящая оса.
Анна Ахматова
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Барышня




Сообщение: 1415
Репутация: 33
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.10 21:33. Заголовок: В печке весело потре..


В печке весело потрескивал огонь. Знахарка, шепча заговор, что-то помешивала в глиняном горшочке. Затем склонилась над Владимиром, который метался в бреду:
- Теперь с тобой все будет хорошо.
Она поменяла примочку на его лбу. В дверь постучали.
- Что угодно? – спросила знахарка, недовольная, что ее отвлекают от лечения.
На пороге показалась пожилая пара.
- Вы Сычиха?
- Да, – подтвердила она, не оглядываясь - боялась, что в бреду Владимир упадет с кровати. Он застонал. Гости кинулись к нему.
- Господи, что с ним? – вскричала Ольга Петровна.
- Он ранен, – спокойно ответила Сычиха. – Дайте мне тот горшочек.
Княгиня подала, что просила знахарка, и склонилась над Владимиром.
– Это он! – еле сдерживая слезы, произнесла Ольга Петровна.
- Оленька, я думаю, что нужно подождать, пока молодой человек придет в себя, – осторожно ответил Сергей Степанович. Его волнение выдавал голос, который дрожал.
- Князь, вы сомневаетесь в том, что это ваш сын? – насмешливо спросила знахарка.
Сергей Степанович стушевался под пристальным взглядом Сычихи.
- Не смущайтесь. Столько лет прошло, любой усомнится.
Владимир открыл глаза, и прошептал:
- Пить…
Ольга Петровна подала ему стакан и напоила его.
- Сынок! – всхлипнула она.
Блуждающий взгляд молодого человека на мгновение остановился на лице княгини, и Владимир узнал эту женщину. Это она снилась ему, это она плакала в его снах.
- Матушка… - прошептал он и снова закрыл глаза.
Сергей Степанович смахнул с ресницы слезу, и воскликнул:
- Это он! Слава Богу! Через столько лет мы нашли тебя!
Сычиха довольно улыбалась.

Анна жила, словно во сне. Настал день помолвки с Андреем.
Юная баронесса покорно позволила Полине себя одеть. Когда горничная, занявшись ее прической, случайно ткнула ее шпилькой, Анна вскрикнула:
- Ой!
- Простите, барышня, – пробормотала Полина и, хлюпая носом, продолжила укладывать волосы Анны.
- Что с тобой? – мягко спросила та. – Тебя Карл Модестович обижает?
Горничная спрятала глаза.
- Нет.
- Тогда в чем дело? Смелее!
- Я замуж за него хочу! – выпалила Полина. – Только кто на крепостной женится… – добавила она со вздохом.
Анна грустно улыбнулась.
- Этому горю легко помочь. Я не могу быть счастлива, – прошептала она, и по бледным щекам скатились две слезинки. – Мне хотелось сделать тебе подарок в день моей свадьбы, что хоть кто-то был счастлив в этот день.
Девушка подошла к секретеру, достала из шкатулки бумагу и протянула горничной.
- Возьми. Будь счастлива, – и замолчала, не в силах сдержать чувства. Владимиру вольная не понадобилась.
Полина бросилась целовать барышне руки.
- Я никогда не забуду вашей доброты, Анна Ивановна!
Девушки обнялись и всплакнули, каждая о своем.
- Мне так жаль, барышня….
- Полно, Полина. Пора спускаться вниз.


На небе хмурились тучи. Было еще рано, гости не начали собираться. К дому подъехал всадник.
- Владимир?! – опешил Никита, принимая поводья из рук всадника.
- Да, Никита, это я. Не нужно обо мне докладывать, – остановил он друга.
- Чудеса! – прошептал конюх, перекрестившись.
Владимир вошел в дом и сразу же наткнулся на хозяина.
- Владимир, вы же обещали мне! – воскликнул старый барон.
- Иван Иванович, вы не можете так поступить! - вскричал молодой человек.
Барона охватило волнение. Скоро должна была появиться Анна.
- Вы опозорили мою дочь!
- Я приехал, чтобы просить ее руки. Я дам Анне свое имя. Я люблю ее! Неужели вы не понимаете таких простых вещей? - в отчаянии воскликнул молодой князь Оболенский.
- Помолвка состоится сегодня. Ничего изменить нельзя, – возразил барон, слабо веря, что его слова остановят молодого человека.
- Я убью его! – вскричал Владимир.
Иван Иванович вздрогнул.
- Вы для Анны умерли!
- Как?!
Горло сдавил спазм. Владимир был уверен, что Иван Иванович так противится их встрече с Анной, потому что ему претит мысль, что его зятем станет князь, совсем недавно бывший конюхом.
На лестнице показалась Анна и Полина. Горничная, увидев Владимира, зажала рот рукой, сдерживая крик, и испуганно оглянулась на барышню, но Анна смотрела на отца.
- Батюшка, почему вы так кричите?
Иван Иванович не успел ответить, юная баронесса заметила Владимира.
- Боже мой…. – прошептала она и осела на ступеньки. – Не может быть…
Молодой человек вбежал по лестнице и опустился рядом с Анной на колени.
- Аня, я не привидение, - сказал Владимир.
Она робко дотронулась до его плеча, потом до щеки.
- Теплый… - и заплакала, он помог ей подняться на ноги. – Живой! – крепко обняла его. - Любимый мой, родной!
- Тише, тише, - шептал он, не обращая внимания на растерянного барона, который не знал, что ему делать.
Анна не верила своим глазам, ей казалось, что она спит.
- Я верила, что ты жив, но меня так убеждали, что ты погиб.
- Я не мог погибнуть. Я тебя люблю.
- Я тебя люблю, - улыбаясь сквозь слезы ответила Анна.
В дом вошла графиня Шубина.
- Иван, если ты позволишь Анне выйти замуж за Владимира, я тебя прощу, - сказала Ариадна Сергеевна.
Иван Иванович развел руками.
- Я не знаю, что сказать.
- Скажите «да», батюшка! - попросила Анна. - Я знаю, что вы солгали, чтобы спасти меня, но ложь редко бывает во спасение. Я прощаю вас. И вы простите меня, что доставила вам столько переживаний и не оправдала ваших надежд, - она потупила глаза, но обнимать Владимира не перестала.
- Барон, благословите нас. Мои родители с радостью это сделают. Они едут в карете, поэтому задержались.
- Батюшка! - вскричала Анна, видя, что отец колеблется. - Я убегу! Неужели вы думаете, что после того, как я узнала, что Володя жив, я выйду замуж за Андрея?! Я убегу из церкви! Если вам удастся меня на него привести.
- Анна, но как же приличия?!
- Батюшка, а как же любовь? - тихо спросила дочь.
Иван Иванович сдался.
- Хорошо. Я скажу гостям, что помолвка отменяется.
- Нет, - остановил его Владимир. - Помолвка состоится, только наша помолвка! - он посмотрел на Анну.
- Я должна подумать, - лукаво улыбнулась она.
- Оставим их одних, - шепнула Ариадна Сергеевна барону на ухо.
- Но они даже не помолвлены, - сопротивлялся Иван Иванович.
- Они связаны гораздо более крепкими узами, - возразила графиня, уводя барона из холла.
- Ах, Иван, как можно быть таким черствым? - мягко спросила она, когда они сели на диван в гостиной.
- Арина, вы на самом деле простили меня?
- Да. И я хочу, чтобы наши дети были счастливы. Сейчас препятствий нет, Владимир и Анна равны друг другу по положению.
- Но как же Долгорукие?
- Думаю, что они и сами не очень надеялись на то, что эта свадьба все-таки состоится.
- Почему?
- Марья Алексеевна мне призналась, что у нее были сомнения, но вы и Петр Михайлович так настаивали на этом, что княгиня не стала возражать, тем более Анна ей нравилась. Но теперь все будет иначе.
- Да.


Я сошла с ума, о мальчик странный,
в среду в три часа!
Уколола палец безымянный
мне звенящая оса.
Анна Ахматова
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Барышня




Сообщение: 1416
Репутация: 33
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.10 21:34. Заголовок: Взявшись за руки, вл..


Взявшись за руки, влюбленные ушли в библиотеку.
- Где ты был? – наконец смогла вымолвить Анна. – Почему не пришел раньше? Я столько слез пролила.
- Анечка, - Владимир крепче обнял ее, – я тебе обещаю, что больше мы никогда с тобой не расстанемся.
Она положила голову ему на плечо и, заглядывая в любимые глаза, спросила:
- Правда?
- Да. Я так тебя ждал! – он дотронулся до ее волос. – Мама писала Иван Ивановичу. Почему ты не приехала?
- Батюшка ни о чем мне не говорил. Может, письмо затерялось?
- Скорей всего. Я хотел приехать к тебе раньше, но не мог.
- Почему? – удивилась Анна.
- Я был ранен.
- Кем?
- Это уже не важно. Важно, что ты теперь со мной, и я тебя никому не отдам, – Владимир крепче обнял ее.
- Это сделал Андрей, я права? – спросила Анна и почувствовала, как он напрягся. – Значит, права. Я приношу тебе только несчастья, – ее глаза снова наполнились слезами.
- Прошу тебя, не плачь, – ласково попросил Владимир. – Ты - мое счастье! Но скажи, почему ты решила выйти замуж за Андрея? Так скоро.
В его голосе она услышала упрек.
- Батюшка настаивал на этом браке, – потупилась Анна. – А когда он сказал, что ты утонул, мне стало все равно, что со мной будет. Я даже не думала об Андрее, как о муже. Я бы заперла дверь в спальню, но не позволила бы ему прикоснуться ко мне, – она задрожала всем телом.
Довольно улыбнувшись, Владимир ответил:
- Тише, тише. Я с тобой.
- Как родители нашли тебя?
- Благодаря тебе.
- Не понимаю.
- Матушка увидела медальон у тебя на шее, расспросила Ивана Ивановича, и родители отыскали меня у Сычихи.
Анна прижалась к его груди и прошептала:
- Кто же ты теперь?
Он приподнял ее лицо за подбородок и долго смотрел в синие глаза.
- Для тебя это имеет значение?
Она мягко улыбнулась.
- Нет. Но теперь мы можем пожениться, разве это не чудо?
Владимир подхватил ее на руки и закружил по комнате, Анна весело рассмеялась и, услышав его счастливый смех, снова подумала, что ей снится сон.
- Если это сон, то я не хочу просыпаться. Никогда! – прошептала она.
- Это не сон, – прошептал он в ответ, целуя ее.
Им с трудом удалось побороть страсть и оторваться друг от друга, оба понимали – сейчас не время.
- Я тебя люблю и прошу стать моей женой.
- Я согласна, – ответила Анна, глядя на князя сияющими глазами от счастья.
- Сергей, мы опоздали, – услышали они за дверью голос княгини Оболенской.
- Матушка, мы здесь! – громко сказал Владимир.
В кабинет вошли Сергей Степанович и Ольга Петровна.
- Рада вас видеть, Анна, - тепло приветствовала княгиня молодую хозяйку и с тревогой взглянула на сына. - Володя, у тебя жар? Ты весь горишь!
- Оленька, – деликатно кашлянув, проговорил Сергей Степанович на ухо жене. – Неужели ты забыла, отчего щеки могут гореть?
- Но Володя так недавно оправился от раны, я всего лишь беспокоюсь….
- Матушка, со мной все в порядке, – заверил княгиню Владимир. – Дорогие родители, Анна оказала мне честь, согласившись стать моей женой.
- Анечка, это правда? – спросила Ольга Петровна. Юная баронесса, смеясь, кивнула. – Я так счастлива! – она смахнула с ресниц слезы умиления. – Сережа, скоро у нас с тобой будут внуки, – она радостно сжала руку мужа. – Посмотри, как они нежно смотрят друг на друга!
Князь улыбался, глядя на счастливого сына.

- Варя, хватит плакать, радость-то какая у нас! – закричала Полина, вбегая на кухню.
- Что радостного - в том что Володя утонул, а Анна Ивановна теперь за нелюбимого замуж идет? – утирала кухарка слезы передником.
- Варя, Владимир жив! Я только что его видела. Теперь барину ни за что Анну Ивановну за князя Долгорукого не выдать.
- Жив?!
- Да.
- Поля, есть Бог на свете! – вскричала кухарка. – Я как чувствовала, что все закончится хорошо. Сколько я молилась за Анну Ивановну, и за Володю, даже тогда когда сказали, что он утонул.
- Это еще не все новости, – хитро улыбнулась Полина.
- Что еще случилось? – испугалась Варвара.
- Не бойся. Мне барышня вольную дала!
- Поленька! – воскликнула кухарка.

В гостиную вошел Карл Модестович.
- Иван Иванович, я понимаю, что в столь знаменательный день не время докучать вам с просьбами. Но дело безотлагательное.
Барон только рассмеялся, слушая пышную речь управляющего.
- А в чем заключается это дело? – спросила Ариадна Сергеевна.
- Я прошу вас дать вольную Полине.
- Зачем? – удивился барон. Он еще вчера отдал Анне вольную для Полины, но хотел узнать, какую цель преследует управляющий.
- Я хочу жениться на ней, – после некоторого раздумья ответил Карл Модестович.
Ариадна Сергеевна спрятала улыбку.
- Карл Модестович, я уже подписал вольную для Полины, она у Анны. Дочь хотела отдать ей бумагу в день своей свадьбы.
- Благодарю! – ответил управляющий и, глуповато улыбнувшись, поклонился и ушел.

- Странно, где же барон? – спросила Марья Алексеевна у мужа, переступая порог дома Корфов. – Он должен приветствовать гостей…
- Дорогая Марья Алексеевна! - поспешил навстречу гостям Иван Иванович. – Мне нужно с вами поговорить об одном важном деле.
- Какое дело может быть важней того, по которому мы приехали к вам, барон? – удивился Петр Михайлович.
Из-за спины князя выглядывал Андрей.
В это время из библиотеки, держась за руки, вышли Владимир и Анна, за ними - Ольга Петровна и Сергей Степанович.
Князь и княгиня Долгорукие переглянулись.
- Андрей, я разрываю помолвку! – объявила Анна растерянному жениху.
Молодой князь Долгорукий мельком взглянул на Владимира и предпочел оставаться за спиной своего отца.
- Анечка? – негромко спросила Лиза, которая вошла под руку с князем Репниным, Илья с Наташей появились следом.
Подруга едва заметно кивнула. Владимир с интересом смотрел на вошедших молодых людей. Отец говорил ему, что у него есть кузен и кузина.
- Дядя, тетя, вы тоже здесь? – удивился Михаил, увидев князя Оболенского.
- Миша, Натали, я писала вам. Вы получили мои письма? – спросила Ольга Петровна.
Брат с сестрой обменялись недоуменными взглядами.
- Нет…
- Тогда позвольте вам представить, - начал Сергей Степанович, его голос дрожал от волнения, - Это ваш кузен, Владимир.
Наташа ахнула:
- Неужели вы нашли потерянного сына?
- Невероятно, - пробормотал потрясенный князь Репнин.
- И тем не менее, это правда, – улыбаясь, ответил Владимир.
Молодые родственники бросились его обнимать.
Анна сияла от счастья. Владимир обрел не только родителей, но и брата с сестрой.
- Кузен, позвольте вам представить моего жениха - князь Илья Суворов.
- Рад знакомству.
Когда с церемониями была покончено, все прошли в гостиную.
- А где Андрей? – негромко спросил Петр Михайлович у жены, оглядываясь по сторонам. Он все еще не мог опомниться от обрушившихся на него новостей.
- Уехал, – спокойно ответила Марья Алексеевна - Как только увидел молодого князя Оболенского. Наверное, у них старые счеты, – предположила она. – Потому что когда Владимир увидел Андрея, его глаза вспыхнули от ярости, поэтому наш храбрый сын предпочел уехать домой.
Князь Долгорукий согласился, что это было лучшее решение.
- Но что мы теперь будем делать?
- Откровенно говоря, я не верила в союз нашего сына с Анной, – вздохнула Марья Алексеевна. – Она его не любит, этот брак никому из них не принес бы счастья.
- Душенька, почему вы мне раньше об этом не сказали?
- Вы так хотели породниться с бароном Корфом, что я не смела мешать этому желанию, – пожала плечами княгиня и добавила. - Дочь одной моей небогатой приятельницы в прошлом году овдовела, осталась одна с маленькой дочкой на руках. Думаю, она станет заботливой женой Андрею и матерью Сашеньке.
Соня с Алексеем появились позже всех. Княжне по дороге захотелось нарвать полевых цветов, и они отстали.
- Как странно, – пробормотала девушка. – Я не вижу Андрея, рядом с Анной другой человек… Ой! – она испуганно прикрыла рот ладошкой.
- Я думаю, что нам сейчас все объяснят, – шепнул ей на ухо граф. – Посмотри, как счастлива Анна, и тот, кто рядом с ней.
- Это Владимир, – зашептала в ответ Соня. – Он конюхом раньше был, а сейчас и не скажешь. Экий франт! – захихикала она.
- Алеша, - позвала сына графиня.
Алексей извинился перед невестой и отошел к матери, но Соня недолго скучала одна.
- Аня теперь счастлива! – затараторила Лиза, подлетев к сестре.
- Лизонька, но как же…
- Сонечка, Владимир теперь князь, - перебила ее сестра, - и он замечательный, пойдем, я вас познакомлю.
- Мы уже знакомы, – пролепетала младшая княжна.
- Не так, как нужно! – отмахнулась Лиза и, схватив сестру за руку, потащила за собой.
Алексей подошел к Анне.
- Теперь ты счастлива?
- Да, – она подняла на него сияющие глаза. – Прости, что не сказала тебе правду.
- И хорошо, что не сказала.
Владимир вернулся к невесте, которую оставил на несколько минут ради беседы с Михаилом.
- Алексей, это князь Владимир Оболенский, Владимир, это граф Алексей Шубин.
Молодые люди обменялись рукопожатиями.
- Берегите ее, Владимир Сергеевич, – напутствовал граф.
- Не сомневайтесь, Алексей Федорович, – ответил Владимир.
- Анечка, - вмешалась подбежавшая Лиза, - Соня еще не знакома с Владимиром.
- Князь Владимир Оболенский, – сдерживая улыбку, представился молодой человек.
- Княжна Софья Долгорукая, – ответила девушка таким напыщенным тоном, что Лиза не выдержала и захихикала.
К ней присоединились и остальные участники сцены, последней засмеялась сама Соня.
Старшие Долгорукие вскоре уехали. Остальные гости, которые пожаловали на праздник, если и были удивлены, что у юной баронессы другой жених, то тактично не подали виду. Все поздравляли князя и княгиню Оболенских, нашедших много лет назад потерянного сына, удивлялись и радовались. Но разговоров и шепотков за спиной тоже хватало.
Счастливые Анна и Владимир принимали поздравления. Неловкость, которая сковывала в начале вечера, потом пропала. Молодые люди веселились и танцевали.
Иван Иванович, Ариадна Сергеевна, Ольга Петровна и Сергей Степанович сидели около окна на большом диване.
- Молодость прелестна, правда? – спросила у остальных княгиня.
Все с ней согласились.
Бал, закончившийся фейерверком, был великолепен.
Счастливые пары и не подозревали, что далеко в деревне, в небольшой церквушке были произнесены те же слова, что предстоит произнести им спустя несколько дней.
- Да.
- Да.
Полина еле сдерживала слезы, набежавшие на глаза, когда Карл Модестович надевал кольцо на ее палец.
Скоро должны был обвенчаться и Никита с Таней. Владимир предлагал давнему другу испросить вольную для него и Тани у Ивана Ивановича, но конюх отказался.
- Я привык работать с лошадьми, привык работать в поместье.
- Продолжай работать, но будешь вольным.
- Не хочу, – ответил, как отрезал Никита. Владимир не стал настаивать.


Я сошла с ума, о мальчик странный,
в среду в три часа!
Уколола палец безымянный
мне звенящая оса.
Анна Ахматова
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Барышня




Сообщение: 1419
Репутация: 33
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.10 21:35. Заголовок: На небе ярко горели ..


На небе ярко горели звезды, а луна освещала деревья серебристым светом. Держась за руки. Владимир и Анна вышли из душного бального зала в сад, и направились к фонтану. Они шли молча.
Анна с трудом могла справиться с переполнявшим ее чувством безграничного счастья. Кто бы мог подумать, что так непостижимо сложится ее судьба? Подарит ей человека, которого она не могла и не должна была любить. Затем отнимет – казалось, им не суждено быть вместе - чтобы потом вернуть его ей, уже навсегда.
- Ты счастлив?
- Не совсем. – ответил он, Анна удивленно посмотрела на жениха, и увидев, что он улыбается, успокоилась.
- И что же тебе не хватает для полного счастья? – лукаво улыбнувшись, спросила невеста.
Они дошли по аллеи до фонтана.
- Помнишь, как мы здесь танцевали?
- Помню. Ты первый раз поцеловал меня.
Владимир поклонился ей.
- Вы позволите пригласить вас на танец.
Анна засмеялась, снова играли тот же вальс. Снова слышалась музыка из открытых окон бального зала, только теперь все иначе. Теперь они могут танцевать на глазах всего света и ничего не бояться.
- Да.
Они закружились в вальсе, улыбаясь друг другу.
- Благодарю за танец. – сказал Владимир, когда музыка смолкла, Анна обвила его шею руками, побуждая наклониться к ней.
- Моя благодарность будет выражена не в словах. – прошептала она, и поцеловала его.
- Теперь вместе навсегда?
- Да.

Конец.

Я сошла с ума, о мальчик странный,
в среду в три часа!
Уколола палец безымянный
мне звенящая оса.
Анна Ахматова
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Барышня




Сообщение: 1420
Репутация: 33
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.10 21:36. Заголовок: уррррраааааа, законч..


уррррраааааа, закончилось .
уф.....
как вспомню, что два года писала ужасть

Я сошла с ума, о мальчик странный,
в среду в три часа!
Уколола палец безымянный
мне звенящая оса.
Анна Ахматова
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Фея Драже




Сообщение: 418
Репутация: 14
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.04.10 07:37. Заголовок: Дочитала до конца вс..


Дочитала до конца всё же Оригинально. Такого я еще не читала. Читала, как совершенно не связанный с БН. Не вяжутся у меня эти герои с сериальными. Имена те же, а люди другие

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  2 час. Хитов сегодня: 116
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет